April 29th, 2010

Пиллигримство

Замужем за потомком...

Мои вязко тягучие воспоминания
прерывает появившееся на церковном порожике
ни свет - ни заря,
раба Божия Лариса -
одна из тех 30 000 русских счастливиц,
вышедших замуж за потомков Олимпийских богов.
Сами "потомки" античных небожителей,
коим проповедавал грецкую веру
сам апостол Павел,
уже к тридцати
сильно упитанныя,
с непременным к их избраническому кривоножию,
ещё и округло пивным животиком,
тоже предпочитают
излишне феминизированным киприоткам
русских провинциалок.
Пока муж - объелся груш,
вместе с двумя детками
продолжает почивать,
Лариса ставит свечи
к иконе Иоанна Предтечи,
в уповании на преумножение
покупателей в мужнином "бизнесс - прожекте":
муж Ларисы, по имени Христос,
как и подобает то настоящему киприоту,
хозяин пляжного магазинчика,
где уторговывая пепси и надувными матрасами,
дамскими шортиками и бикини,
ей и приходится сидеть
вплоть до самых полутёмок
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post19508519/ ...
Пиллигримство

А уже скором апокалипсисе...

Колченогий прародич античной Киприды
в победной роли жениха,
для стройной как тополь,
но вислоухай русской невесты -
ещё ведь "та песня".
И где бы я на сём
островном полустанке
не оказался бы,
куда бы по случаю не зашёл,
везде оказываюсь свидетелем
одной и той же
комической пиесы,
про то как очередной грекоразмовляющий Хлестаков
втюхивает развесившей
ослячьи ухи,
русской барышне,
про свой дворец с видом на бирюзовае море,
про своё "статусное"
в Левкосийском обществе положение,
и про свои "два высших" образования.
Немудренно ежили уже после венчания выяснится,
что его дворец смахивает на скотский хуторок,
"два высших" будут свидетельствовать,
что два диплома он в своей жизни
только - от корки до корки - и прочитал.
А сам он такой прилипчивой,
и весь из себя "рубаха - парень",
окажется обыкновенным маменькиным сынком,
и в усмерть инфантильным альфонсом.
Это только по виду киприот
кажется европейцем,
а ежили чуток его поскребсти,
то сразу же обнаружится печенег,
времён турецкого владычества.
Жена в том суровливом домострое,
подчиняется во всём свекрови,
непременно сидит дома,
а ежили и появляется на улице,
то под непременным присмотром
кого - нибудь из мужниных сродственников.
Сам муженёк жертвенно занят
прокормом семьи:
до полудни стоически он сидит в офисе,
или до самого вечеру играет в лото
в народной таверне с друзьями,
пока наёмныя болгары
добросовестно ишачат на его полях.
Киприот к тому же ещё и "не шибко верующий":
в храме молиться - это удел жён и матерей ,
тогда как киприотские мужчины собравшись
во время литургии,
в церковном дворе,
непрестанно смолят,
занятыя громкосудачащим обсуждением
вот уже скоро грядущаго апокалипсиса...