May 16th, 2010

Пиллигримство

Над родовыми могилами...

Так уж получилось, что главным оплотом супротив
тысячалетнего засилия иноземцев,
и было на Кипре святое Православие.
Этнархом острова, духовным отцом народа
всегда являлся архиепископ.
А сами благочестивыя киприоты,
как и то на Святой Руси водилось,
жертвовали монастырям "на помин души",
своя имения,
так что Православная Церковь на Кипре
нынче не токмо - главный землевладелец,
коему принадлежит две трети плодоносных земель острова,
но и основной владыка
банков, офисов, самолётов, пароходов,
отелей и похожих на дворцы Семирамиды, пятизвездников.
Архиепископу Макарию,
собственно когда то и пришло в голову
спасать Церковь и саму паству,
от угрозы турецкой оккупации
и крестьянской нищеты,
обратив остров
в пристанище для больной инославщины,
и в потрафлении их падшим вкусам,
заполоняя место свято - Агия Анапу -
киприотское подобие Лос Вегаса,
рулеткой, нощными игрищами,
и самой дешёвой в Европе травкой
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post19504886/.
От архаикного прошлого в Агия Анапе
остался токмо кладбищенский закуток,
стыдливо отгороженный
и заключённый меж McDonald’s-ом,
нощным заведением и Лунопарком,
где как на старых церковных фресках,
живописующий Аид,
подвешанный за ноги
Левкосийский ортодокс,
катапулькнувшись,
и визжит от страха и удовольствия
прямо над родовыми могилами
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post19504878/...
возвращение к нощи

Богу и Мамоне...

Так уж повелось, что Кипрская ментальность
менее всего нуждается в рефлексии
на тему "Церковь и государство".
Кипрская церковь и есть государство,
и архиепископ Макариос десятилетиями
пребывал и главой Церкви, и главой государства,
и председателем Совета министров
и даже Верховным главнокомандующим.
Для киприота-крестьянина
столетиями была непреложной аксиома,
что тружается он в поте лица своего
на монастырской землице
и от нея благодарственно вкушает свой хлебушек.
Так ничего для него нет превратного или зазорного
и в том, что именно Церковь рулит на острове
всем туристическим бизнесом:
служение Богу и Мамоне на Кипре
вполне совместимы.
Кто ж виноват, что иноземцу с толстым кошельком
мало теплого солнушка и ласкового моря,
ему ещё подавай и казино,
и нощныя клубы, и поблядушек,
и полную безопасность в употреблении
лёгких наркотиков?
Раз таковы законы бизнеса,
то что с того, что и Церковь
благословляет труждаться
по его волчьим законам?
И в России матушке,
с приходом в ней
новой генерации
церковных менеджеров,
вряд ли кто в подобном
ведении церковного корабля
между Сциллой Мамоны
и Харибдой духовенной
по накоплении первично церковенного капиталу,
может усмотреть какие-либо противоречия.
Кипрская модель церковного менеджмента
ведь соделала саму Кипрскую церковь миллиардером,
дозволила островному духовенству
с их семействами
не утруждать себя
заботой о хлебе насущном,
монасям спасаться в трёхкомнатных келиях
с домработницами,
а самим киприотам,
тоже обретшем ломоть с праздничного стола,
не обременять себя муками личной совести:
ибо за них отвечает пред Богом
сама Церковь...