May 23rd, 2010

возвращение к нощи

По мощам и елей...

Лукич моей младости
смотрел на меня,
с добрым, а мне казалось - "хитрым" - прищуром,
"с картинки в родном букваре",
с бюстной высоты в школьном дворике,
с портрету над
термоядерной дулей
моей первой учительницы.
Культ Владимира Ильича Ленина
был конечно же религиозным:
с прославлением,
обращением к нему как к "живому и живее всех живых"
поклонением мощам.
Он был заглавным авторитетом,
для всего благодарного ему человечества,
"вершиной философской мысли",
и в буквальном смысле "философским камнем",
в коем искали ответов на все вековечныя вопрошания,
и на какой непременно ссылались
и советские лирики и советские физики.
И любая книга Дмитрия Сергеевича Лихачёва
о древнерусской литература,
или Алексея Лосева об античной эстетике
обязательно начиналась предисловием,
со ссылками на Владимира Ильича:
без этих цитат не могла выйти ни одна учённая книжица,
даже по квантовой механике,
и в Лукичёвский культ
можно было не веровать,
но следовало последовательно
его внедрять и иммитировать.
Ленин был моим детским кошмаром и наваждением,
и подлинным елеем на моё истерзанное
пролеткультом сердце,
стали тайком мне на ухо оброненныя словеса
тайной монахини С.:
"Сразу же после строительства мавзолея,
когда только что набальзамированную мумию
залило канализационными нечистотами,
патриарсь Тихон скалозубно отозвался на это так:
"По "мощам" - и "елей"...
белыя ночи

Наглядное детоводительство...

Взрастал я, как и было положено в те времена,
между молотом и наковальней
светской и духовной культуры,
меж плотно притиравшими меня
жерновами школы и церкви:
Церковь, как и мать, известное дело,
не выбирают.
Тем паче не выбирал я и советскую школу,
с её настойчивым именно для моих ушей,
воспитательным богоборчеством
и вдовесок - культом Ленина.
Спастись от неизбежной шизофрении,
помогала только та топорность,
с какой школьныя тетки - "училки" -
с ядерными дулями на головах,
коим и отдано было школярство
на полный садистический откуп,
этот самый культ
старательно и насаждали:
"Ленин, деточки мои , очень, ну очень любил детей...
kalakazo если ты хоть ещё раз качнёшься на стуле,
я тебя выкину вместе со стулом!"
И выкидывала, коленом под зад,
и моим темечком,
распахивая коридорную дверь...