June 5th, 2010

возвращение к нощи

Матюшки светы...

Стая революции, кружившаяся над нами,
обрастала всё новыми личинами.
Вот появилась сладкая парочка -
летающия степной вовк с сумчатым медвежёнком коала.
Прапороносцы скорого и уже окончательного Апокалипсиса,
в единой взятой ими малость "порулить"
Дружско Пружской Империи,
поедали друг дружку
"бес лести преданными" очесами.
А вот и летающие деспоты Мавр и Мрак,
узвёзденныя орденами Иуды,
всех трёх степеней,
и пристяжной к ним
порхающий десятипудовым воробушком,
владыка Три Анафемы.
И конечно же, реакарнировавший в розовое порося,
Doctor Paul Joseph Gebbels,
по кликухе Гаслов - гаслов - Тук - Тук - тук.
Я ущипнул себя - Матюшки светы -
то был вовсе не сон,
и вовсе не кошмарное наваждение,
а самая что ни на есть зловещая реальность...
Старый дед

Бесы революции...

Руце Георгия Гапона почало сводить в судорге,
а его очи сводится в междуглазии,
как это всегда и случается при начале "белочки":
"Ущипни меня побольнее!"
Его Преподобие я ущипнул "с разворотом",
как это в моём детстве деспота Е.,
любил щипаться на службах.
Георгий Апполонович взвизгнул от неожиданности,
и стал истово креститься:
"Матерь Божья, Пресвятая Богородица,
надо же - допился до чёртиков!"
И вправду кружившаяся вкруг нас
стая революционных буревестников,
буквально на глазах
трансформировалась в бесов революции.
Клювы их обратилися в саблезубыя пасти,
коими они и норовили оскалясь,
откусить от нас шмат,
кровоточащей свежатины.
"И-е-у-о И-е-я!" - то православныя ведьмы,
носясь на вётлах,
наводили на нас своим зыком,
страх и трепет.
Георгий Апполонович сунулся было под стол,
но и оттудова послышалось страшное скрежетание,
точно сама мать сыра землица,
разверзала под нами свою утробу...