June 6th, 2010

Старый дед

Апокалипсис сейчас..

Земля стонала и тряслася под нами,
столы в ресторации ходили ходуном,
а стулья заплясали Комаринского.
"Неужто конец?" - Ан нет,
нечисть кишма кишевшая в свинцовых небесах,
пикируя и складывая крылошки,
обретала земную твердь под копытами,
этих самых копыт никак не обнаруживая,
и являясь пред нашими очами,
безо всяких рожек,
в модных европейских кустюмах,
с повязанными на выях красными галстухами.
Ведьмовской шабаш становился ни чем иным,
как вполне респектабельной
научно - практической конференцией.
Первым свой докладец зачитал медвежонок Коала:
"Апокалипсис здесь и сейчас!",
встреченный чинной публикой,
бурными и долго несмолкавшими аплодисментами.
Гаслов - гаслов - Тук - Тук - тук прочитал
не менее интересное сообщение про бизнесс по православному:
"Поститься, молиться, пилить и каяться, скирдовать и снова каяться".
А питерский старец Григорий разразился часовым докладом:
"Почему в эпоху посткоммунистического неототалитаризма,
хороший православный не может быть хорошим человеком"...
Старый дед

Наше всё...

Вслед за старцем Григорием
на трибуну медленно стал подниматься,
с пепельными усищами и
накладными кительными плечами,
генералисимус, тютелька в тютелька смахивающий
на парадныя портреты Иосифа Виссарионыча.
Вроде как и чинная публика
встретила его появление
стайно-волчьим взвоем
и буйным отбиванием друг о дружку
ручных копытц: "Сталин, Сталин, Сталин — наше всё!!!"
Аплодисменты временами затихали,
но, поскольку ресторацию наполняли те,
кто помнил ещё те славныя времена,
когда самых первых,
кто прекращал хлопать Иёсифу Виссарионычу,
тут же отправляли по этапу -
валить лес в страну Макара и его телят,
тонкошеий сброд продолжал бисировать
уже на последнем издыхании.
На исходе пятого часу
товарищ Сталин нехотя поднял вверх
квёлую десницу:
"Позвольте, товарищи, Ваше приветствие
рассматривать как скромное,
но неотвратимое начало
новой социалистической реставрации..."
(бурныя и нескончаемо долгие аплодисменты)...

продолжение следует