June 8th, 2010

СУПчика хочится

Глас в пустыне...

Обличительный глас Иосифа Виссарионыча
становился всё патетичным
и всё более звяцающим:
"Мы возводили города,
водили в Арктику суда,
осваивали с помощию рук
успешливо перевоспитуемых врагов народа
Сибирь и Дальний Восток
и со слезами на глазах,
благодаряще товарища Сталина за счастливую жизнь,
наш народ шествовал мимо праздничных трибун.
А что мы видим сейчас?
Пущенная с молотка
великая империя,
всенародное достояние,
растащенное и разворованное кучкой негодяев.
Опустевшие нивы, зарастающие осиной,
спившаяся деревня,
деградирующая русская провинция,
точно по ней Мамай прошёл,
брошенный на произвол судьбы
русский Север
и оставленное китайцам Зауралье?
А что происходит с русским Православием,
какое я столь бережно насадил?
Оно, как и было то до Великой Октябрьской,
и ныне остаётся на стороне олигархов.
Да и какое слово утешения, церковного печалования
можно ждать обобранной и нищей стране
от "эффективных духовных менеджеров"?
(вопль из залы led_zeppelined:
"Мы эту продажную Церковь и ея попов
вскорости ещё более возненавидим,
нежели ненавидел народ их и до революции!")...
Старый дед

Чудеса в решете...

На последней гневной тираде
Вождя всех времён и всех народов
нежданно-негаданно в териокскую ресторацию
ввалилась делегация Санкт-Петербурской епархии
с крестами, хоругвями,
и громаднейшим, вместо иконы,
портретом Иосифа Виссарионыча,
найденным среди хлама и пыли
и поскору выпростанным из академической кладовки.
"Отец родной, наконец-то!" — предводитель длиннополой шатии-братии
почти до полу длиннобрадатый Крошка Цахес
по бурсацкому прозванию "Карабас-Барабас"
повалился Отцу народов прямо в ноги,
подобострастно лобызая генералисимусов сапог.
На оспенном лике Владыки неба и земли
проснулось что-то, похожее на брезгливость:
"А не ты ли, пёс, забижал главного моего поклонника
честного игумена Евстафия Жакова?"
http://www.specnaz.ru/pozicii/199   —
"С сёднешнего дни отец Евстафий — уже честной отец архимандрит
и настоятель Казанского собору!" —
"А не ты ль, собачье племя, забижал моего агиографа
дедульку поскакульку kalakazo?" —
"С этой же минуты дедусин поскакусин — секретарь епархии!"
Матушки-светы, вот чудеса-то какие иногда случаются на свете...