June 10th, 2010

Простите

Записки Kalakazo...

Дорогие друзья, книгу "Записки Kalakazo"
с рисунками несравненной   [info]kosachgraf,
можно теперь купить в граде Москве,
в книжном магазине "Primus versus"
(второе название - Умная Книга) по адресу: ул.Покровка д.27 стр.1
В Санкт-Петербурге - в творческом центре БОРЕЙ АРТ:
СПб, Литейный проспект, 58,  ТЦ "БОРЕЙ АРТ".




Ныне готовится к изданию  вторая моя книга,
с тем же   милостивым  участием   [info]kosachgraf.
Предполагаемый тираж -  300 экземпляров.
Буду премного благодарен,
если кто из моих читателей отзовётся и
примет в ней участие
любой посильной спонсорской помощью:
http://tanikota.livejournal.com/70934.html

СУПчика хочится

Неторопныя мысли...

Вслед за самым последним,
вышедшим из ресторации ходоком —
длиннополым московитым мажором,
Новаму Старцу Всероссийскаму
и Отцу всех богоизбранных народов
захотелося на воздух.
Вся мелкотусовачная революционная мелюзга,
обратившись в серыя мышки,
куда-то растеклася по щелям и закоулкам,
и мы с Иосифом Виссарионычем
на бережку Маркизовой лужицы
остались одни-одинёшеньки.
Мохнатые брови его суровились,
тараканьи усища в нервическом тике
недовольственно подёргивались.
Он неторопно на промозглом ветру раскуривал
свою знаменитую трубку мира
и в тижолой задумчивости
наконец-то то промолвил:
"Нда, многое что мне в Вашем времячке не по ндраву!
Но Церковь Ваша — уж точно ни в какие ворота не лезет:
то ли ярмарочный балаган,
то ли опереточной глум на амвоне "Лев Гурыч Синичкин".
Как последнего-то ходока имячко? — Отец Максим?
Да уж, хорош супчик — зануда небось и пребойкой к тому ж честолюбец.
Вот такие-то во всём правильныя и праведныя чистоплюи
меня когда-то из бурсы-то и выставили,
и, собственно, благодаря таким-то
я и стал ведь когда-то истовым безбожником
и пламенным революционером!
А ведь отцу-то Максиму разве то не знать, что народ русский
как был, так и навсегда останется большим ребёнком.
И что выставка, пускай даже и прилизанного
и тщательно отобранного
современного коммерческого искусства,
в храмовом притворе
будет для народа богоносца
красной тряпкою.
И всё одно как курительной трубкой,
невзначай выложенной греческим ебискупом
на престол Божий,
заодно с очками
и носовым платком.
А сам зачинатель сего церковенного феатрону —
уже ни в век не отмоется
от прилипшего к его милости
меркантильно торгашеского духа..."