June 19th, 2010

Пиллигримство

Секира при дверех...

Самым уникальным антиком Владимирского удела,
была и без сомнения остаётся,
владимирская поповка,
взлелеянная и бережливо взрощенная,
церковным антиком нумер Один,
архиепископом  Евлогием Смирновым -
одним из последних в отечьем Православии,
владыкой "старой школы" - молитвенником,
бессребренником  и монасьелюбцем.
Пожалуй уже и не сыскать в русской сторононушке,
такого деспоту, кто бы столько много говорил
и ещё более радел
о спасении собственной души.
В самой древней русской епархии,
заметно оскуднелой
и обескровленной от родимаго же супостата,
владыка возродил не только  все монастыри и обители,
закрытыя при советской власти,
но и восстановил монасьи общины,
упразднённыя при Екатерине Великой.
Посреди топей да болотин,
и повсеместно сельского  одичания,
куда на служение,
женатого попа с попадьёй и детками,
и калачём не заманишь,
нынче яко крин процвела,
самая настоящая "монасья республика".
И как водится это на Руси Великой,
кого только в ея закромах не встретишь:
уникумов и чудиков,
духовных клоунов и церковенных арлекинов,
доморощенных философов и вопрошателей,
молчальников и печальников,
пересмешников и скалозубов,
прорабов перестроечных и блаженноничегонеделателей,
подвижников и самых настоящих шарамыжников -
всех пригрел на своей груди монахолюбивый владыченька.
Нынче секира уже предлежит при дверех -
архиепископу Евлогию исполняется вскорости 75-ть -
время очевидного  ухода его на достоблаженный покой,
и явления на Владимирских просторах
новаго деспоты - возможно "эффективного менеджера",
возможно строителя и создателя
строгой церковенной вертикали,
когда затрещит по швам
старое детище,
а с тонущего монасьего Титаника,
будет раздаваться велий плач да велие рыдание... 

перед заходом солнца

Камень преткновения...

Изуграфное  творчество  суздальского священника  Андрея Давыдова,
уже более двух десятилетий
для православной публики,
является "каменем преткновения",
и одним сплошным для отцов настоятелей и наместников  
с "архирейским вкусом",
пререканием во языцах.
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post18357235/
Число недругов его богамазной манеры,
на порядок превосходит количество супротивников
творческих исканий  его учителя - архимандрита Зинона Теодора.
Если последний, по мнению православного гегемона,
давно уже "исписался" и окончательно "деградировал",
в подражании католическим подлинникам,
то отец Андрей Давыдов,
с его демонстративно "итало - критским" началом -
и вовсе является вызовом для
всех стоятелей в истинной вере
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post18357179/
И иконостас, писанный в конце 80-х отцом Андреем,
для возрождающейся в самом сердце Москвы,
Даниловской патриаршей обители,
был первым,  какой у вновь назначенного наместника
вызвал бурю неистового негодования,
и единственное из его архимандричьих уст
повелительное для сего изуграфно "кощунного дерзновения":
"Смыть - и незамедлительно смыть!"
Это уже потом, спустя 17 лет,
стали по деспотному благословению
уже другого ценителя изящных искусств -
владыки Герострат Геростратыча,
в Дряжско Пряжской епархии "обновлять"
иконы отца Зинона,
а самым первым весной 93-го,
был смыт и переписан иконостас отца Андрея
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post18357171/