June 28th, 2010

душе моя что спиши

Опровергоша долу горняя...

Изуграфство всегда было да и останется
до скончания веку  зеркалом нашей духовности.
Почему и сразу же то подметил
язвительнейший и печальствущий протопоп Аввакум:
"Пишут Спасов образ Еммануила, лицо одутловато, уста червонная,
власы кудрявые, руки и мышцы толстые, персты надутые,
тако же и у ног бедры толстыя, и весь яко немчин брюхат и толст учинен,
лишо сабли той при бедре не писано.
А то все писано по плотскому умыслу,
понеже сами еретицы возлюбиша толстоту плотскую
и опровергоша долу горняя...
А все то кобель борзой Никон, враг, умыслил, будто живыя писать,
устрояет все по-фряжскому, сиречь по-неметцкому.
Якоже фрязи пишут образ Благовещения пресвятыя Богородицы,
чреватую, брюхо на колени висит, - во мгновения ока Христос совершен
во чреве обретеся...
А Христа на кресте радутова: толстехунек миленькой стоит,
и ноги те у него, что стульчики.
Ох, ох, бедныя! Русь, чего-то тебе захотелося немецких
поступов и обычаев!"
http://svet-nesu.ru/avvakum.htm
Эпоха советской церковности была,
сколько мне помнится, сплошь одной,
без конца и без краю, сермяжной  васнецовщиной. 
Наимоднячими среди настоятельского и владычнего бомонду
слыли тогда не вариации,
а именно что "точныя копии"
Васнецовских росписей
знаменитого Киевского собору:
и огньпалящие с горгонным поглядом святыя
взирали со стен вновь расписанных трапезных приделов,
а с приземистого потолка
угрозливо тянул свои деформированныя ручонки
кудряватый младенчик Христос Бог наш.
Велием спросом тогда отличалось
на алтарной сени непременно живописать
на кудлатом облаце
грозненно посвёркивавшего очами
седобрадатого дедушку Бога Отца.
"Ну и как тебе всё это?" - вопрошал меня,
напрашивающийся на комплименты,
куйбышевский деспота Иоанн Снычёв. -
"Не на земли стоим, а точно на самом Небе пребываим, святый владыко!" -
как на духу ответствовал
в самом конце ещё 70-х
лукавейший из царедворцев
поскакулькин kalakazo .
Рядом с деспотой багровел от удовольствия
и надувался от щирых дедулькиных восхвалений
и махонький "автор" сего благолепия -
ленинградский и никому там неведомый "художник",
умудрившийся таким макаром,
тихасапно расписать
не только Куйбышевскую и Ульяновскую епархии,
но и ещё добрый десяток подмосковных церковенных вотчин...