August 9th, 2010

Старый дед

Так страшно жить...

Ровно сутки промаявшись
в густом дымном мареве,
накрывшем и сам Питер
и его чухонския окрестности,
и само солнушко запеленавшем
в апокалипсно - багровыя тона,
стал своими давно прохудившимися лёгкими,
догадываться каково же нынче там -
сизым пламенем полыхающих,
в Муромских лесах.
Голосок падре Антония по телефонии -
закашляной и совшем уже - павши духом - тревожливой:
вокруг его скита в Меленковском районе,
погорело три деревни,
глаза у братии все "выело",
и дышать совсем уже нечем:
"Горит земля русская, о дедулькин kalakazo ,
горит земля не под ногами супостата,
а под нашими ногами,
и помирающие в том чаду старухи
на последнем уже издыхании приговаривают,
что "так страшно жить",
и в войну - при немцах - не было!"
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post19783359/
Пиллигримство

Утешное покорение...

Касимов - для меня городок "знаковой",
с заведомо шизоидными играми московитого Кремля,
в пресловутое евразийство,
где с повеления православного государя,
в самом сердце Святой Руси,
мирственно уживалися с друг дружкою,
православная мещера, мордва, мурома,
с татарскима муслимами,
под царственным патронажем Касимовского бея
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post18021987/
Касимовские татарове за все 600-ть лет
своего сожительства,
никогда же не сорились с православными,
сохранив свою татарскую слободу,
и даже свой язык,
и свою татарскую самобытность
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post18022016/
Отсюда же царственный скоморох и литератор Парфений Юродивый,
и он же - "отрёкшийся от престолу"  Иван Васильевич Грозный,
отделив себя "по вельему смирению" в опричь,
посадил в 1574 году царем на Москве
Касимовского хана Симеона Бекбулатовича,
столь же уродливо  на его всецарственное имя,
посылая  челобитныя:
“Государю великому князю Симеону Бекбулатовичу всея Руси
Иванец Васильев со своими детишками с Иванцом и с Федорцом, челом бьют...”,
уничижительно выпрашивая у государя батюшки,
“вотчинишки”, “поместьишки”, “хлебишко”, “деньжонки”, “рухлядишко “,
а заодно ещё испрашивая разрешеньице,
в русском царстве государстве
ещё и  “перебрать людишек”.
Святая Русь в те годы,
по воле опричного болярина,
оказалася  одним сплошным скоморошьим глумом,
с кровопролитными и кровосмесительными забавами,
а сам град Касимов - его ярморочными подмостками:
"И якоже  Иезекея писал Сенахериму: “се раб твой, господи, Иезекея”,
тако же и к тебе вещаю: “Се раб твой, господи, Иван!
Се раб твой, господи, Иван!
Се аз раб твой, господи, Иван!”
Уже ли есмя тебя утешил покорением?”
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post18021966/