August 23rd, 2010

Пиллигримство

Его Сартрапосмиренство...

На 65-м этаже божественной канцелярии
царствовало вековечное веселие
среди райского саду
и цветущих в нём мимоз:
на развёрнутой скатерти-самобранке
гроздьями топорщилися
черноикорныя и белорыбныя утешения
для жития постническаго.
Посреди мимоз кружком восседали
порубежныя синодалы,
а чья-то невидимая длань
всё подливала и подливала
в их лафитники и стопарики
всё новыя порции
коньяков французистых
и вин Рейн-вейских.
В центре синодального кружка
покоилась агроменная Носорожина
и ревела тож "постнически", по-белужьи,
аттическою Сиреною выпеваючи
про церковныя свободы и демократии
и их зарубежную незалежность.
У деспотов Мраков и Трижды Анафема,
от тех носорожьих спивов,
туманилися слезоточивыя очи,
и самым чудеситым макаром,
как на дрожжах, росли уши,
багровея и вспухая
до ослинных размеров...
"А почему же Вы до сих пор не с нами, а против нас?" –
голосок за моей спиною
был вкрадчиво завораживающим,
а из-под победоносиковых очёчков взглядец – укорливо смиренным.
Пред дедулькиным kalakazo
во всей своей безропотливой стати
предстал сам Его Сартрапосмиренство Ксаверий Викторович Туктунов –
Великий Инквизитор великой Православной империи:
"Всех посетили, а меня навестить,
да чайком побаловаться, и позабыли..."
Пелена сонной мороки утончилася
до самой что ни на есть настоящей реальности
и можно было бы уже и разбуркаться,
но просыпаться дедулькину kalakazo
показалося не в резон:
"Ежели грезить будущим, то уж до победного конца..."
СУПчика хочится

Авгиевы конюшни...

Ксаверий Туктунов крайне недолюбливал,
когда его за глаза именовали Великим Инквизитором:
уж слишком прозрачный намёк
на известную всем "Легенду..." Фёдора Михайловича
и связанныя с ней указания
на "подмену" истинного христианства
христианством подложным: "Не во имя Иисуса, а ради хлеба куса!"
Зачем же так сразу прозрачно и намекать,
что якобы кто-то нынче взял
да и вознамерился
отнимать у сегодняшних православных
неприкосновенныя их "свободы".
Пускай уж лучше его именуют скромно – Смотрящий.
Воспитанный на брегах парижской Сены
в самом, что ни на есть истинно декартовском картезианстве,
Ксаверий Викторович не то чтобы не веровал во Христа,
а, скорее всего, не совсем доверял ему:
свободными во Христе вполне возможно быть
в Парижске, в Вене, в Мюнхене,
но никак уж на брегах Москвы-реки или Невы,
где до сих пор и дышится
всё теми же исконно русскими
миазмами гнилостно-крепостнического туману.
На хилыя плечи Ксаверия Туктунова
вместе со званием Смотрящего
лёг всем своим нелёгким стопудовьем
тяжкой крест
разгребать церковно Авгиевы конюшни,
доставшиеся в наследство от прежнего Главпеча:
брал ведь тот
без зазрения совести,
"благодарения" целыми чемоданами,
настрогав в деспоты церковныя
не токмо эскадрон всякого роду проходимцев и подонков,
но и на седалища Моисеова
насадив ещё и толпу
самой откровенной бандюковской гопоты:
"До чего ведь и Церковь Христову
довёл своей несытоскотинной симонией
несчастный,
что и имя ебискупа православного
всего лишь за 18 лет своего горе-святейшества
соделал синонимом татя
и с большой дорози
кистинём махающего
разбойника!"
СУПчика хочится

SOS

Умирает в больнице
добрый друг моей юности, игумен Вениамин Новик,
так и не дождавшись "справедливости".
Прошу, кто может и кто умеет
помолиться о нем.