August 26th, 2010

Старый дед

Гетто церковное...

Своим появлением на небосклоне  отечьего Православия,
вполне  преуспевающий 35-ти летний,
ленинградский инженер Валерий Николаевич Новик,
целиком и полностью обязан,
своему духовному авве - епископу Выборскому Кириллу Гундяеву.
Без благой на то владычной  воли,
горящему неофитским пламенем интеллигенту,
духовно взрасташему в конце 70-х,
в подполье питерских семинаров и кружков,
на гремучей смеси
Бердяевского антикоммунизма и
Соловьевского "всеединства",
было бы и невозможным
само его появление в 83-м,
на порожике Ленинградской духовной академии.
Совдепный мир в те времена,
уход в церковное гетто
никому не прощал,
и обращал любого новоявленного церковника
в изгоя и отщепенца,
лишая его права как на пенсию,
так и на прочии социальныя блага.
Деспота Кирилл почитал своим долгом,
вливать в обветшавшие изрядливо церковные мехи,
младую  кровь людей культурныхъ и просвещённых,
а сам Валерий Новик шёл в Церковь,
не ради каръеры или хлеба куса,
а во имя только единого на потребу - высокого служения Идее.
Большего романтика и идеалиста,
коим и был  добрый мой друг,
в церковных стенах
мне так больше и  не довелось повстречать.
Православие его целиком было вычитано
из книг представителей парижского богословия,
отсюда и доминировавшие в нём
на протяжении 80-х,
чувства  шока и страха.
Шока - от самой системы "духовного образования" -
зубрёжно - долбёжного,
провинциально местечкового.
К лекциям никто из преподавателей академии,
за исключением Ианнуария Иовлева да Августина Никитина, 
заранее не готовился,
вместо связанного и дельного объяснения предмета,
преобладала диктовка,
а сама "профессура" как огня
боялась дополнительных вопросов,
ибо знание ими своего предмета,
лежащим пред их носом  конспектом
собственно говоря и исчерпывалась.
Страха - поскольку само церковное гетто,
этим лакейским страхом
сверху донизу,
и было пронизано...