September 1st, 2010

Простите

Демократия в Церкви...

В 1993-м бурсаки Духовных школ,
с прямой подачи отца Инспектора,
идут на штурм бывшего здания Духовной Академии,
где в совдепныя времена
размещался физкультурный техникум.
Первый в новоявленной России
"рейдерский захват",
сотворённый по инициативе
честного игумена Вениамина Новика,
у вышестоящего церковенного начальства
никакого особливого энтузиазма не вызвал:
пуганно-перепуганное прошлыми десятилетиями,
оно радело не столько о церковном благе,
сколько прежде всего боялось за себя
и свои насиженно тепленькие местечки.
Любая инициатива отца Инспектора
в стенах Академии
подвергалась полной обструкции
или, через силу продавленная им,
тихосапно саботировалась.
Особенно яростливое сопротивление
вызывала у старой закваски
преподавательской корпорации
инспекторская решимость
"доверять" семинарскому студиозу:
"Что за бред - "демократия в Церкви"?
Да бурсак ведь и русского языка толком-то не понимает.
Ему надобно ведь сначала для острастки "бить в морду",
а потом уж пытаться с ним "разговаривать"..."
СУПчика хочится

Чёрная смерть...

В году так 1994-м отправляясь
в столицу Московитов,
я в вагоне поезда,
столкнулся с Владимиром Иосифовичем Бронским -
матёрым академическим волком
и милейшим преподавателем в Семинарии Филаретова катехизису:
"К Святейшему на приём еду - спасать Академию!"
Располовинив с ним бутылочку "Чёрной смерти" -
так именовалась припасённая им в путь дороженьку,
постперестроечная сорокоградусная бодяга,
Владимир Иосифович мне поведал,
о воцарившихся в академических стенах,
бардаке и раздрае:
почуявшее демократную слабину,
без Бога и без царя в голове,
бурсачье племя
практически уже не просыхало,
каждый Божий день устраивая
пьянки - гулянки, загулы, дебоши и прочая мальчиковыя шалости:
"Да что и говорить: прозервативы "спущенныя",
в академических классах
уборщицы поутру находят,
и не по одному, а по два - по три штуки разом!" -
Оставшиеся на дедулькиной главе,
три волосины,
стояли от рассказанных ужастей дыбом:
"Быть того в духовных стенах не может?!" -
"Вот те крест - если мне не веришь!" -
Владимир Иосифович перекрестился
наотмашь широким крестом.
Что - то, а сколько я мог упомнить,
Владимир Бронский всегда говаривал, как на духу,
только одну, чистую правду...