September 24th, 2010

СУПчика хочится

Христоцентризм на подъёме...

Самым пикантным
в скорбных размышлизмах "о расцерковлении"
честного игумена Петра Мещеринова
обнаруживается явленная им панацея
от всех кутейных бед: христоцентризм и христианская педагогика.
Этими снадобьями предлагается лечить "кунвертов",
уродившихся в богоборческом социуме
и в постперестроечном лихолетии,
обвыкших жить не по законам вовсе
и не канонам церковным, а по понятиям,
в рамках двойной, а то и тройной морали.
Да и кто для этих сынов постмодернисткой стужи,
кои и саму духовность
восприемлют не иначе, как в образе духовного супермаркета,
будет расповедать о сём христоцентризме?
Церковный профессионал
с комсяческим прошлым,
с килограммовым златым массивом на шее,
в виде креста,
с соборной "чёрной кассою"
и джипом во церковном дворе за 100 тыщ у.е.?
Долгополый функционер чинуша,
именно благодаря долговременной церковной выучке
и сметаморфозничавший в лакея,
с ухватками прогибонного полового?
Деспотный жопализ -"Попка попугай" -
с педагогно светским высшим,
коего сама церковная Система,
с её феодально-крепостническим укладом
обратила в пресмыкателя, циника и негодяя?
Или сам "смиреннейший" деспота,
закольцованный в Rolex с брюликами
и повадками распальцованного барыги?
Или лучше для началу "православной педагогикой"
попытаться просветить церковных Смердяковых,
поручив сие православное миссионерство
англиканским епископам - геям и епископшам - лесби:
те ведь про "христоцентризм" в их собственной жизни
и христианскую педагогику,
только о них родимых,
так складно и талдычат?
СУПчика хочится

Враги - история любви...

Александринский фестиваль.
"Враги. История любви" Исаака Башевис-Зингер
в постановке Евгения Арье.
Израильский театр Гешер.
Уезжал в 1990-м в Израиль,
из обнищавшей зело Московии
и трещавшей по швам СССР-ии,
один из ярких учеников Евгения Товстоногова,
Евгений Арье
"не для хлеба куса"
и не для привольно сытого мещанского бытия,
а для того, чтобы там - на родине далеких предков,
создать свой театр.
И кто ж мог подумать,
что двадцать лет спустя,
его актёры - актеры именно русской сценической школы
будут играть на враждебном,
когда-то для нас иврите,
на заглавной сцене
великой театральной державы!
Очень крепко сбитая,
безо всяких провисов и длиннот
и по законам русского психологического театра,
сыгранная еврейская мелодрама.
Поминая в Петербурге Израиль,
давно уже в некоторых кругах
приговаривают снобное "фи",
поскольку "земля обетованная",
из питерского "далёко",
кажется глубоко одичалым,
провинциально культурным захолустьем.
Спектакль Евгения Арьева - полное тому опровержение.
И диво дивное - как если бы
воскресший Станиславский иль Товстоногов,
вдруг снова бы зазвучали
в реликтовом исполнении.
В Петербурге так уже давно никто не ставит,
а в Израиле - очевидный, по-видимому, спрос
на давно уже в России
покрывшиеся паутиной и патиной
образцы классического театра...