September 30th, 2010

Старый дед

Прикормка с рук...

В продолжении щедринской "Истории одного города"
про градоначальника Лужкова-пчеловода
должна быть прописана не одна глава,
поскольку он-то ведь и есть та самая лукичевская "кухарка",
каковой следовало бы из Моссовета
вскорости перекантоваться в Кремль,
где и обходительно управляться Российским государством,
всё по той же десятилетиями уже им апробированной
"пчельнической" схеме:
в сердце кремлёвского улия - Матка,
а вокруг нея – кропотливая армия трутней-медоносов.
Бойко напористой краснобай
и административно-командный кукловод
старой совдепной закваски
являет всем градоначальникам
образчик преюркого перевёртыша:
ещё только вчера дубьём да дрекольями
разгонявший "марши несогласных",
как уже сегодни восплакавшийся о поруганной "демократии"
и попранных "правах человека".
Пройдёт ещё один денёк,
как Юрий Михайлович, глядишь,
крокодильими слёзками возрыдает
про не знамо какими варварами
порушенную "старую Москву";
про Бабилонские башни,
коими некия "вандалы"
изуродовали градской ландшафт,
и про заполонившего Нерезиновую
неведомо обходными стёжками-дорожками
"гостя с Востоку",
так что белому меньшинству
придётся вскорости куковать
в строго отведённых для него резервациях.
С градоначальником-пчёльником и медотрусом
увязывается и виртуозное умение
перетягивать российское одеяльце
на самого себя любимого
и на тот самый отечий Парадиз
в пределах московско-кольцевой,
каковой щедренно им с рук и прикармливался
объедками с барственной
бабло-распиловочной скатерти-самобранки:
умел "скирдовать", но и умел ведь и "делиться".
Уютственному "Лужку" по первенствующему праву
принадлежит и выведение особенной породы
труляляйного московита-троля,
плодовито умеющего вешать лапшу на уши,
по-носорожьи петь под разувесистой клюквою
и каковой, выезжая за пределы столицы Московитов,
восприемлет проживающих там отечих обывателей
не иначе как престранным подвидом хоббитов,
несмотря на обрезную трубу,
чудеситым образом до конца ещё не спившихся
и окончательно не вымерших, аки мамонты...