October 2nd, 2010

Пиллигримство

На лагерной баланде...

Самое начало 60-х - конец хрущёбной оттепели,
вновь плотно заскубленных шор
пред железобетонной твердыней советской идеоложности:
душный, как тюремный загон,
рыгаловочный и тошнотворный, как лагерная баланда,
вульгарный, как только мог быть вульгарен ленинизм,
проворным кукушонком, выпроставшим
за борт русских реалий,
казалось, и саму "русскую душу".
Отсюда и истоки повсюдушно отечьей болести
и вполне сознательно болезной разрыв с корнями,
и точно с грифельной доски,
стирание из памяти
имён родимых предков: дедушка-то ведь был кулак,
а-то, сохрани Бог - священник,
а-то и вовсе из "бывших" иль "недорезанных".
Такую "правду" вполне умышленно сокрывали даже от собственных детей:
не приведи Господь, ещё одним Павликом Морозовым окажется больше.
И уж лучше быть Иваном, не помнящим родства,
нежели своим прошлым дразнить совдепных гусей...
Единственная на всю округу - "действующая",
в двадцати верстах от Красного бора -
Благовещенская церковь во граде Муроме,
но появиться на ея порожике
Раиса Ивановна - сельская учительница и, следовательно,
"работник идеологического фронта",
за все десятилетия так никогда и не осмелилась:
"Я хоть и секретарем партийной организации колхоза была - начальницей,
но ведь Вы сами знаете, что самым значимым в нас чувством был
Его Величество Страх.
Храмы и вправду кое-где и открывались после войны,
как говорят сейчас, "открывались при Сталине",
однако даже самой последней школьной уборщице или просто колхознице
ходить туда было однозначно заказано...
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post19783461/