October 9th, 2010

СУПчика хочится

Условный рефлекс...

"Попадается и старый тип епископа-барина,
какой епархию считает
даденной ему на откуп вотчинной,
какая беспременно должна холопски
пред ним прогибаться,
таскаться за чубы,
сама себя пороть на конюшне,
вилять хвостиком
в знак вечной благодарности владыке
за то, что он только у них есть,
постоянно доиться и отстёгиваться:
попы усиленно стригут свою паству и
на прокорме содержут
стригущего их ебискупа,
а ебискупов стрижёт уже сам Святейший..."
http://kalakazo.livejournal.com/139047.html
То, что дедулькину токмо с вельего бодуна
могло когда-то сбрендиться,
в деспотной коллекции
Ксаверия Викторовича Туктунова
обретало своё дивное воплощение:
шестьдесят шесть барских головушек,
бычья-шеих и мясистощёчьих,
передом своим смахивающих
на кургузо задняя,
хорошо упитанного борова,
вело в том инквизиторском шкафу
промеж собою
неторопный разговорец –
про барски конюшни,
про имения,
про холопские души
и своим густобаритонным многогласием
напоминало старорежимных времён,
помещичье собрание:
Плюшкины, Коробочки, Собакевичи, Ноздрёвы.
"А тяперича know how в разработке деспотных технологий!" –
Ксаверий Викторич зазвал в кабинетец
долгополого секретаря,
и при виде младого попёнка
всё деспотное собрание внезапу умолкло
и почало облизываться на него,
как на лакомую дичь,
с превеликим слюноотделением:
"Вот, меж прочим, откудова
кутейному отпрыску Ивану Петровичу Павлову
могла открыться вся правда
про обессмертивший его
условный рефлекс!"
СУПчика хочится

Блаженно милостивыя...

Самыми первыми среди "блаженно милостивых",
златыми буквами
на монастырских мраморах,
оказались вычеканенными
"Федеральное агенство по атомной энергии"
и его главный возглавитель Сергей Владимирович Кириенко.
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post9717180/
Казалось бы, слава Тебе, Господи -
церковный подсвечник Ельциновского лихолетья,
метко шельмомеченный и припечатанный народным сознанием,
как "Kinder-сурприз",
нашёл-то, наконец, свою путь-дороженьку к храму.
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post18057002/
Однако, и году не минуло
после освятительно труляляйных торжеств,
как муромкого обывателя
как обухом перешибило ошеломляющею вестию:
блаженной храмоздатель и он же, тот самый "Kinder-сурприз",
буквально в десяти верстах от градских стен
собирается возводить - нет, вовсе не новый храм
и не стены новой святой обители,
а самую, ест-но, крупнейшую в Европах,
новую атомную станцию,
что при всегдашне отечьем,
чернобыльском головотяпстве,
окажется агроменной мышеловкою,
куда, в качестве бесплатного сыру,
и было, не без благого умыслу,
подложено нуворишно-духовенное
кич-благолепие
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post9742598/ ...
СУПчика хочится

Някрошюс для бедных...

Фестиваль "Балтийский Дом",
"Маскарад" Михаила Лермонтова,
Вильнюский Малый театр,
режиссер Римас Туминас.
Востановленный специально для фестиваля
златомасочный спектакль тринадцатилетней выдержки,
с актёрами, постаревшими на 13-ть лет,
где Арбенин - заметно погрузневший лавочник,
мечущий страсти
и коему веришь также,
как восьмипудоваму владыке,
с амвону разногольствующему
"про пост и молитву".
Спектакль похож на вино,
обратившиеся в уксус,
на пластиковый муляж
разувесистой клюквы,
на антикварный ковёр,
изрядливо вытершийся,
побитый молью
и с едва уже различимым узором.
В театре Вахтангова
Туминас сей спектакль
тютелька в тютельку повторил
уже с московскими актёрами.
Его я не видел,
но, судя по всему,
залезать дважды в одну воду -
столь опытному режиссёру не стоило бы:
даже восстановленное смотрится
набившим оскомину "ремейком" -
навязчивым, как в кривом зеркале,
"повторением повторения".
Добрый десяток раз
в спектакле звучит вальс Хачатуряна,
и обильственный снег сыпится с петербургского неба,
добрый десяток раз,
без числа покойники топятся и помирают
под всё ту же одинаковую везде
развесёло буфонадную пантомиму -
сценография, с её энтропийным хохмачеством, заметно обветшала,
с неё-то родимой и сыпется обильственный песочек.
И самое прелюбопытное -
сквозь обнажившийся скелет
режиссёрской метафоры -
этого "Някрошюса для бедных" -
стал явственно проглядывать
прибалтийского разливу
и совершенно антирусской направы,
подтекстный глум и стёб.
"Я, конечно, презираю отечество мое с головы до ног -
но мне досадно, если иностранец разделяет со мной это чувство"...