December 28th, 2010

Простите

Маленький принц...

Творческий вечер на сцене ТЮЗ-а
в юбилей Ирины Соколовой:
"А мне сегодня всего лишь 37-мь!"
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post20192224/
Между сценичным "казаться" и
жизненным "быть",
вполне похожее на правду
бытийственное "credo"
всамделишно "народной" актрисы,
впервые вышедшей на театральные подмостки,
сколько ей самой помнится, в послевоенном 46-м году
и для нескольких поколений 60-х - 80-х
ленинградской детворы
обратившейся в Лицо "маленького Принца"
и визитарной Талисман "театра детской радости"
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post20192226/.
Фантасмагоричный получился то вечер,
как всегда что-то среднее
между ностальгирующим былым,
капустником,
изобильственным фуршетом,
развесёлым сабантуем -
"ведь есть же ещё порох в пороховницах" -
и, как это всегда случается,
печальственно калхасным
"подведением итогов":
после столь продолжительного служения
в "храме искусств",
почти четвертьвековой "борьбы за театр" -
баррикад, стачкомов и забастовок
и уже, как 12 лет минуло,
"ухода" Ирины Леонидовны из "родимого дома" -
столь же разрушительного для театра,
как и для матушки-России
стал когда-то апокалипсный "уход" Льва Толстого.
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post20192234/ .
Великая актриса могла бы
в "доме, где разбиваются сердца",
оставаться и дальше живым "брендом",
но своим эпитафным "исходом"
напомнила, что актер это не только,
глотающий незримые миру слезы,
гутаперчавый Буратинко
в деспотных дланях
очередного карабас-барабасного кукловода,
но ещё и человеческая Личность,
обладающая честью и достоинством.
Многая лета, вечной "девочке-подростку",
вместо чечевичной феатронной похлёбки
указавшей путь
к трагически творческому высвобождению
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post20192240/...
Простите

Молох...

Пытался досмотреть до конца,
уже раз двадцатый за десять лет,
"Молох" - пожалуй, первый
с внятно доходчивым сценарием
фильм "хромого черта",
как за глаза кличут, Александра Сокурова,
на не дружеском ему "Ленфильме",
где всуръёз поговаривают о его творчестве,
как иммитации и инфернальной подделке
под "настоящее искусство".
Пытался, но опять не смог выдюжить
сие глумилище до победного конца:
всё те же из фильма в фильм сигающия
гривуазный некроромантизм,
пафос суицидальной апофатики,
ходульного утрирования и
натужной вычурности,
паяснической буфонады и
уничижительной иронии
в отношении первых лиц
поверженного рейха.
Раздражает меня в его фильмах практически всё:
навязчивое мессианство и пророкное услужение языцам,
отрицание горнего мира,
некрофильская патетика,
физиология покойницкой,
мертводушная нечуткость дамской натуры
и, несмотря на обильное
присутствие женской плоти,
повсюдушно нарочитой гомоэротизм.
Даже Ирину Соколову, сыгравшую Paul Joseph Goebbels-а,
и то Александр Николаевич
в титрах стыдливо законспирировал под Леонида Сокола.
И опять таки вместо личности -
гротескный шарж на изворотливого,
но без сомнения проницательного, царедворца,
зловещая карикатура
на очередного хобита,
из причудливо жеманного мира
сокуровских грез...