January 18th, 2011

вело

Позорное углебание...

Послевоенно осиретелое "русское поле"
поднималось на хилых плечах вдов и
такими же хлипкими дланями
опаленных войною "подранков".
И отрочество-юность Анатолий Ивановича -
всё одно ведь, что "матрица" сталинского благолепия -
той эпохи, о коей грезят
и в досужих снах стенают
нынче, как о "златом веце".
В четырнадцать лет Анатолий Иваныч - уже "помощник тракториста",
где на 16-м часу весенняго неразгибона,
оставленный за старшего
боронить борозду,
он и сам вдруг уснул
за рулевой баранкою,
так что трактор,
сбившись с бороздной траектории,
стал утопать уже посреди пруда
вместе с незадачливым водилою.
С тех пор навязчиво и снится Анатолий Ивановичу,
в полунощных кошмарах,
это самое, как тогда казалося,
"позорственное" углебание
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post20246375/...
Пиллигримство

Рабий зрак...

"Танки тонут, танки тонут!" - посередь нощи
дедулькину Анатоль Ивановичу снятся уже топнущие танки,
а дедулькину kalakazo,
грезятся разбредшиеся по Синайской пустыни
колоны соотечественников -
понурые, усталые
и уже двадцать лет как водимые,
в надежде истощить в себе
и по капле выдавить из себя,
рабий зрак.
"Мы не рабы - рабы не мы!" -
скандирует время от времени,
по-иеговистки, в глазетно пластиковых кустюмах с "иголочки",
нарядливая толпа,
успевших вовремя свалить
из немытой - "мать Вашу" - матушки-Рассеи -
в супротив хорошо отмытое забугорие.
"Ну, как вам, наш сраный Парижск?" -
"Парижск наш, ничего-с,
да уж больно французиков
в нем все ещё многовато!"
С крещеньем Господним, Вас - друзи моя,
обновлением водою и Духом...