February 25th, 2011

Пиллигримство

Глоток свежего воздуха...

Первым "человеком-амфибией",
кто светильник Нептуноваго царства
вынул из-под спуда
и открыто явил - даровал миру,
следует называть Jacques-Yves Cousteau.
До него подводный мир
никто, собственно, и не замечал вовсе:
просвещённый европеец
в море-окияне в лучшем случае макался
или, как в 19 столетии говаривали,
в нем "принимал ванны".
Жак-Иву выпал жребий:
одному из первых преодолеть роковой ужас
пред морскою пучиною
и самому первому заговорить
о таинственном мире
"царственного безмолвия":
мире, без сомнения, мистическом,
где средостение меж Богом и человеком
становится до предела истончённым,
и о коем невозможно и глаголати иначе,
как токмо с религиозным
благоговением и трепетом
http://www.liveinternet.ru/photo/kalakazo/post19133916/.
За совково "железным занавесом",
где под страшным табу
покоилась и "вера отцов",
и забугорные кино, литература
и прочая "буржуазная культура",
где тысячи имен
запросто так и вычеркивались из "книги Жизни",
по чудной метаморфозе,
плодовитый Жак-Ив Кусто -
этот, по своей заглавной профессии,
гениальный соглядатой и военный "шпиён",
как ни странно переводился и много печатался.
Его-то очами и мог советский обыватель
сопутешествовать в таинственный мир
непроглаголанной свободы.
Его книга "В мире безмолвия" -
куцая и сильно сокращенная,
изданная "Молодой гвардией" в 1957-м,
и стала наряду с культовой экранизацией
Беляевской "Человек-амфибия",
для весьма многих среди
совдепно удушливого труляляйства,
свежим "глотком воздуха",
благостливым окошком в мир, где нет
ни "котлована",
ни "строительства коммунизма",
ни идеоложного комсячества,
ни поблядушечного афеизма
http://www.liveinternet.ru/photo/kalakazo/post19133930/...
Пиллигримство

Исхода чтение...

О феномене "Человек-амфибия" -
самого кассового советского фильма,
породившем целую плеяду
отечьих маргиналов,
вслед за киношным Ихтиандром
спасавшихся от идеологического удушья
во глубинах морских,
следовало было бы написать
не един пухлый том:
второсортного рода "залепуха" про "их нравы"
воздвиглась до вершин мифотворчества
и стала "культовой" в самом что ни на есть религиозном смысле
http://www.liveinternet.ru/photo/kalakazo/post20344871/.
С его создателем Владимиром Александровичем Чеботаревым
меня познакомил Вениамин Ефимович Баснер,
автор музыки к большей части его фильмов.
Сам Владимир Александрович,
на всю жизнь меченый "биографическим проколом" - немецким пленом,
там же и контуженный,
производил впечатление неразговорчивого тихони:
его много лет стращали Колымою,
ему долго не давали снимать,
десятилетиями держали в мальчиках на побегушках,
а когда наконец-то разрешили,
выворачивали руки
садистко въедливой цензурою.
Всегда ведавший "свое место",
нищий и невыездной,
битый и перебитый,
с так никак и не сложившейся творческой судьбою,
ему по праву таланта,
следовало бы стать и генералом от кино,
и киношным классиком,
однако, на этих самых местах,
аки гавно в проруби,
всегда всплывала, совдепного разливу, "святая троица":
"Россия слышишь этот странный зуд..."
Потому-то и смог Владимир Чеботарев,
сам, словно отпечатлевшийся
на полях советского официозу
маргинальной закорюкой,
проторить самому и указать всем путь
к заповедному "исходу"
http://www.liveinternet.ru/photo/kalakazo/post20344870/...