March 1st, 2011

Простите

Вечер с Достоевским...

“Константин Райкин. Вечер с Достоевским”
(по повести “Записки из подполья”).
Гастроли театра “Сатирикон” на сцене Александринского театра.
Моноспектакль Константина Райкина,
режиссёр Валерий Фокин.
Константин Райкин - актер именитый,
несмотря на комическое амплуа
способный играть драматические роли.
Да и Валерия Фокина, его прикормленное окружение
почитает "одним из лидеров современной европейской сцены"
http://www.alexandrinsky.ru/about/rukovoditel/,
однако спектакль до уровня прозы Федора Михайловича
так никак и "не дотягивает".
Невольно вспоминается спектакль "И пойду, и пойду",
покойного Владимира Малыщицкого:
без раскрасочного оперения, без "штучек-дрючек",
сыгранного на одной токмо актерской интонации,
однако все одно "цепляющего"
http://rutube.ru/tracks/4014750.html?v=74d9eb6fcfe6b973b2fa4d7d3f3739c4 .
Какими только формалистичными затеями
Валерий Фокин не разукрасил нынче монолог Пародоксалиста:
здесь и степ, и рэп, и модная пьяцола.
Народный артист
молодцевато сучит ножками,
как будто ему не шестьдесят,
а только двадцать,
однако, на сцене от начала и до самого конца
феатронного лицедейства
лицезреешь не пришибленного героя Достоевского,
а вполне сытого и благополучного,
все на тех же привычно "сатириконовских приёмах",
кривляющегося Константина Аркадьевича Райкина -
даже пафосно трагические интонации,
во вполне сознательной "игре на понижение",
спускающего до уровня фарса.
При чем здесь "Записки из подполья",
зачем Федор Михалыч,
ежили для бенефису московито модного актера
вполне можно было подобрать и поставить
все того же "Льва Гурыча Синичкина"...
Пиллигримство

Тот кумир — телец златой...

"Подождите и нас! Мы тоже хотим!" -
то пылила, поскору приближаясь,
вереница, состоящая сплошь
из зарубежных деспотов и попов,
монасей и иноков, инокинь и монахинь
http://www.liveinternet.ru/photo/kalakazo/post20226258/.
Предводитель сей честной братии,
честной владыка Мрак,
по натуре склонный к прусским сантиментам,
ослобонив проплешину от клобука
и жадно лобызаючи идольской сапожок,
обратился к благоденноклонникам
с расстроганным словом:
"Братья и сестры,
вы двадцать лет скитаетесь
в поисках смысла и разумения,
а мы, Зарубежная Церковь,
уже девять десятин
вкушаем горький хлебушек
западных свобод.
Девять десятин сытости и благополучия,
курортной жизни
в старческом доме,
по весткому прозванию Европа, полного духовного тупика
или, как говаривают у Вас в матушке России, полной ж...пы!
Девять долгих десятин
среди тех, кто за веру Христову,
как и вообще за какую-Идею,
умирать вовсе не намерен,
да ещё и в сумашедшем доме,
незадаром именуемом "эмигрантским гадюшником".
Девяносто лет жизни,
словно в ватном коконе,
где вместо Церкви
наличествует всего лишь "русский клуб" по интересам,
а вместо духовной жизни - одна лишь ея подделочная иммитация:
"На земле весь род людской
Чтит один кумир священный,
Что царит над всей вселенной:
Тот кумир — телец златой..."
http://www.liveinternet.ru/photo/kalakazo/post20243365/
Простите

Вхождение во вкус....

"Константин Райкин. Вечер с Достоевским"
(по повести "Записки из подполья")
Гастроли театра "Сатирикон" на сцене Александринского театра.
Моноспектакль Константина Райкина -
в день 65-тилетия режиссёра и постановщика "Записок..." - Валерия Фокина.
"Мы мертворожденные, да и рождаемся-то давно уж не от живых отцов,
и это нам все более и более нравится. Во вкус входим.
Скоро выдумаем рождаться как-нибудь от идеи", -
на этих самых словах представление окончилось,
и безо всякой на то паузы,
на сцену барственно выкатился юбиляр,
а вместе с ним -
столь же вальяжные
градские отцы и матери,
поневоле вовлекаясь
в круг героев Федора Михайловича.
Валентина Матвиенко скорбно посетовала,
что возобновленный Фокиным на этой сцене
гоголевско мейерхольдовский "Ревизор"
"к сожалению, не потерял покамест свою актуальность",
обозвав юбиляра "великим строителем".
В чём-чём, а в последнем питерская градоначальница права:
в отличии от своих маргинальных героев,
Валерий Владимирович Фокин умеет дружить
и с президентами, и с культурным начальством,
выбивая на театральные прожекты
бюджетные средства
и, по всей видимости, умело
вместе с этим самым начальством
их оприходуя.
По призванию своему, будучи "театральным менеджером",
Валерий Владимирович весомую часть
выделяемых на Александринку государих средств
тратит на раскруточный пиар собственного имячка:
выставки, конференции, книги, фильмы о творчестве
"великого режиссёра современности",
сотни и сотни хорошо проплаченых рецензий,
с эпитетами, кои отпускаются ныне только в адрес
Станиславского, Эйзенштейна, Товстоногова, Тарковского.
Понятно, что Валерию Фокину тоже бы хотелось
стать вместе с ними в один ряд,
однако, театральный Петербург,
как скепсисно прищуривал зеницы,
глядючи на творческие эксперименты
столь чтимого начальством
успешливого московита,
так продолжает исподтишка ему и перечить,
прокатив на "Золотом софите"
"креативную копию Мейерхольда"
с его постмодерным "Гамлетом"...