March 29th, 2011

СУПчика хочится

Тьма тьмущая...

Возвращаясь к прерванным воспоминаниям
об знаменательном Андроповском почине
от декабря месяца 1982 года,
http://kalakazo.livejournal.com/761013.html,-
инсайдерская информация,
под велиим секретом
поведанная мне другом детства,
и вправду показалась мне тогда сногсшибательной:
о всесоюзной организации педофилов и мужеложников,
в КГБ агентурные сведения
стали собираться ещё с начала 70-х,
но воевавать с ней в открытую
такой мощной сыскной организации
долгое время не представлялось возможным -
руки были коротки и влияние первых лиц данного союзу
простиралось на ЦК КПСС и само Политбюро.
И только прийдя к власти, Юрий Владимирович Андропов
позволил начать "внутреннее расследование".
Влияние "голубого лобби" в СССР того времени было
достаточно велико:
своими нитями оно опутывало Москву и Петербург,
столицы всесоюзных республик,
все крупные губернские города.
Решение начать с этим лобби борьбу
Юрий Владимирович принимал вовсе
не из морально этических побуждений:
голубым налетом была изначально окружена и советская армия,
и ЧК с ея железным Феликсом,
да и сам нарком Николай Ежов,
вычистивший из рядов НКВД четырнадцать тысяч соратников,
обвинялся в актах мужеловства,
многократно совершавшихся им
"в антисоветских и корыстных целях".
Андропова бесило другое: то, что эта голубая пена
занималась протекционизмом
и деятельно продвигала друг друга наверх -
во власть и партийную номенклатуру.
"Тебе будет интересно, - добавил мой старый друг, -
но архиреев и попов в этой голубой мафии - тьма тьмущая..."
СУПчика хочится

Всё хорошо прекрасная маркиза...

Строение педофильской гусеницы,
точно из теории заговоров
опутавшей всю СССР
к самому концу Брежневского безвременья,
оказалось достаточно прелюбопытным:
из семи тысяч членов организации
достаточно много публики из балетного мира,
мира музыкального, мира театрального,
киношной, режиссерско-актерской мелюзги,
тусовки с телевидения,
много было и художников, словом всех тех,
кого изначально в СССР
на партийно номенклатурных верхах,
привычно почитали "пидарасами",
причем не рядовых, а всё неприкасаемых - "гениев",
со званиями и степенями, - "визитная карточка",
слава и честь советской системы.
Центром пидовочных стрелок и
элитарных нощных оргий в Москве - "с мальчиками и девочками" -
скажем, называлась квартира на Большой Бронной
Святослава Теофиловича Рихтера и Нины Дорлиак.
Практически напрочь в списках отсутствовали имена
первых секретарей обкомов и горкомов,
маршалов и советского генералитета,
зато пруд пруди наличествовали имена
из идеологической обслуги:
сотрудников ТАСС и АПН, журналистов-международников,
референтов, спичрайтеров,
идеологических отделов ЦК КПСС и ЦК Комсомола,
военных комиссаров.
Так же был удивителен и список духовенства:
тоже исключительно идеоложного и "выездного",
сиренами певшими за бугром,
про то, как в советской церкви,
"всё хорошо прекрасная маркиза"...
СУПчика хочится

Ni Dieu ni maître !...

Подробности двадцати семилетней давности благополучно выпали
из моей дырявой памяти,
однако, традиционным для дедульки kalakazo
"сном полуденного фавна" ему воспомнились
и причины столь ревностно Хозяйского гневу:
десятилетия педолюбную тусовку в СССР никто не трогал,
ибо разворошить сие "осиное гнездо"
означало обескровить идеологическую машину
партии и правительства:"А кто нам речи будет сочинять?
Кто тогда будет посылать 18-тилетних мальцов
в жерло афганской бойни?".
Причины "Фасс!", изшедшие из уст кремлёвского небожителя,
сейчас показались уже бы надуманно смешными:
советское сообщество педолюбов,
мало что устраивало оргии
на курортных базах
по ковке комсомольских резвунчиков,
завозя тудя "мальчик с пальчиков" вертолётами,
а бюджетные денюжки списывая
на приём молодёжных организаций из революционного тогда Никарагуа,
но, вконец уже разухарившись,
набралось наглости самостоятельно налаживать "дружеские связи",
с гей сообществами Сан-Франциско и Парижу,
а это уж совсем запахло "подрывом основ" и чистой революцией:
за Парижском стояли не кто-нибудь, а идеологи революции мая 68-го,
сумевшие всего за неделю раскачать французскую ладью
до отставки правительства Шарля де Голля
и самых что ни на есть баррикадных сражений: "Ni Dieu ni maître !"
(Ни Бога, ни господина!)...
Старый дед

Пир-царство...

То, что происходило в СССР весной 1983-го
не иначе, как "цирком", не назовёшь:
облавы в будничные дни в универмагах,
проверка паспортного режиму
у посетителей дневных киносеансов -
на потенциальных прогульщиков и филонщиков,
злостных нарушителей трудовой дисциплины.
А в недрах КГБ во всех крупных городах -
вежливые, но с пристрастием, допросы
лиц доселе неприкосновенных:
отмашку "раздавить гадину"
дал сам Юрий Владимирович,
и те, кто ещё сам вчера кукловодил
с сановной спесью на морде лица,
в ссыскных кабинетцах
с трясущимися поджилками
сливал и сдавал,
называя сотни новых имён
своих подельников.
Пред взором моего друга детства
предстала картина всеобще идеоложного разложения.
Коммунистическая рыбина
основательно подгнила с головушки,
а те, кто особливо громко с партийных трибун
вещал о моральном кодексе строителя коммунизма,
вел двойную, а то и тройную жизнь,
сопоставимую разве что с нравами падения перваго Риму.
Да и диагноз сему славному сообществу
напрашивался сам собою:
многолетнее исповедание идеалов,
в кои никто уже не веровал,
жажда карьеры любыми средствами,
учительство, в коем не было ни слова правды,
гуттаперчевая перемена убеждений единовременно
со сменой партийного курса
и ежедневно духовное проституирование,-
собственно и порождало в стране Негодяев
негодяев маленьких и больших,
со своей уже корпоративно гедонисткой "этикой"
все одно что сфагисткой печатию,
клеймённых престранными метаморфозами
и понужденнно влёкших их
в царство Платонова "Пира...