April 3rd, 2011

Старый дед

На пылесосной игле...

Продолжая сагу о приснопамятном
старце - архимандрите Кирилле Епифанове,
невозможно обойти вниманием
его неустанное попечение
о процветании Володимирской землицы.
Утром в Муромском Спасо-Преображении
братия после братского молебну
сразу же починала служить шестичасовую утреню с литургиею,
а сам отец наместник,
движимый чувством сыновняго долгу,
в девять утра уже во граде Владимире,
как штык, починал с деспотой Евлогушкой
первую партию в шахматы.
Володимерский владыка в шахматах,
уже двадцать лет как исполнилось,
слывёт в своей поповке велием докою,
что своего духовного чадушку Кирилла,
что секретаря епархии - архимандрита Иннокентия,
что третьего своего любимца - архимандрита Нила,
разбивая в пух и прах
и ставя им мат подчас в три хода.
В самой реальной уличной жизни
деспоте случилось быть
последний раз
лет пятьдесят назад
и посему, представляя булки исключительно
растущими на деревьях,
он иго о своем материальном благе
смиренно возложил на плечи
трёх расторопных отцов архимандритов.
За первой партией в поддавки,
означивалась вторая - третья,
за коими архимандрита Кирилла
всё одно что великого Комбинатора,
и осеняло очередное наитие,
как в очередной раз захудалую епархию
вытянуть из очередного тупика,
а задрипанно володимирские Нью-Васюки,
обратить в новый духовный Клондайк:
посадив собственный монастырь
на иглу откатных вливаний,
он на такую же точно пылесосну иглу,
в конечном счете, удосужился
посадить и само епархиальное управление...
СУПчика хочится

На лагерной фене...

Когда в 1995-м Кирилл Епифанов только робостливо
вступал на игеменскую стезю,
вместе с телесной щуплостию,
был он, как мальчик
из хорошей еврейской семьи,
до нельзя обходителен,
вкрадчив аки ягнёнок
и как прирождённый "дамский угодник",
прослыл в Муроме на какое-то времячко,
законодателем московито салонного политесу.
Маменькино воспитание
не позволяло Кирюше
не токмо возвышать голос,
но даже "ты" глаголати безусому отроку.
Однако, звание монастырского наместника
и по сей день, это ведь вовсе даже не "отец"
и тем паче не "пастырь",
а прежде всего "прораб" и строитель.
А что с русским Ваней-плотником,
что с узбекским Абдурахимом
надобно держать ухо востро,
становятся понятным с перваго же заходу:
скоммуниздят, слимонят, спионерят,
сопрут, подтибрят, тырбанут,
сшушарят, слямзят
и на недельку до второго - забулдонят.
Посему не прошло и полугода,
как падре Кирилл управлялся,
возрождая "Святую Русь",
уже исключительно
на трёх-этаженном ненормативе.
Лагерной фене он с лёту обучился
у наколистой братии,
прибывшей в монастырь
из мест не столь отдалённых,
и наскоро пострижённой и руковозложенной
и изъяснявшейся промеж собою,
на языке страны Макара и его телят.
"Пид...сы! Е...ть вашу мать в рот и ж...пу!" -
принародно орал Кирюша на первом же - в честь Пасхи - крестном ходу
выбившемуся из строя духовенству
http://kalakazo.livejournal.com/2443.html,
вовсе даже безо всякой злобы,
поскольку другого языка
монастырска братия - варначье племя -
и впрямь никак не понимала...