April 4th, 2011

СУПчика хочится

Уси - пуси...

Старчествовать в 1995-м иеромонась Кирилл
почал вовсе не от хорошей жизни,
а по голимой нужде: старцы советского лихолетья,
приторно сиропныя,
со слащавой под Серафима Саровского - "Радость моя" -
да братско-сестринскими поцелуями взасос,
сошли с амвонно скоморошьей сцены совсем,
а православный гегемон,
томимый духовной жаждою,
ненасытно требовал единого на потребу:
разговора со старцем.
Но дух невиданного доселе возрождения духовного,
востребовал новыя пасторские начинания
и новые феатронно старческия приёмы.
Уходящая генерация советских старцев,
толпу "черных платочков",
всё одно что Зимний,
напористо бравшия их штурмом,
по премногой милости жалела,
как тяжело "болященьких": комсомолки 30-х
хоть и рядились в "церковные прикиды",
однако совдепия выпирала из них
даже после многих лет монастырской огранки:
"Дура!" - "Сама мурло стаеросовое!" - "тайные" монахини,
после двух десятков лет,
проведенных в Печёрах Пскопских,
на самых усмирительно "чорных" послушаниях,
как ни в чём не бывало,
продолжали собачиться друг с дружкой
у самого алтаря Господняго,
случайных захожан при этом
остервенело лупцуя по ногам
половой тряпкою.
Поэтому никаких уси-пуси,
и ежели калякать с кунвертами,
то с предельной суровостию...
Старый дед

Ласковое слово...

Метаморфоза, на переломе 1996 году
случившаяся с иеромонасем Кириллом,
вышла разительная:
вся рафинированная интеллигентность,
коей он так вкрадчиво бравировал,
в одночасье была им сброшена
аки лягушачья шкира,
а передо мной стоял
самый настоящий русский мужичок-с:
с кривоватым ртом,
лукаво прятавшимся
в отрощенной им бороде до самого поясу,
махаючи кулачищами
и грозно крывший братию,
виртуознознейшею фенею:
"Пи...сы, е...ть Вас в рот хотел по самые я...ца,
всех б...ть разгоню, всех раком поставлю!"
И разогнал решительно всех
в тот же самый праздничный денёк-с.
Угощая меня в игуменских покоях
ирландским вискарём 12-тилетней выдержки,
дымя самым горлодёрным самосадом
и смачно сплёвывывая сквозь зубы,
Кирилл цедил уже с горечливой усмешкою:
"Варначье племя - вот, кто эти разлюбезные тебе попы,
в черном теле держать их надобно,
никакого им спуску,
никакой им пощады,
как на зоне самого строго режиму:
сначала что есть силы хер...чить по мордасам,
а потом уже только с этой
петушинной стаею
о чём-либо ласковое слово молвить..."