April 13th, 2011

СУПчика хочится

На сковородке...

2021 год.
В Костроме, на площади пред бывшим горисполкомом - "сковородке",
как и по всей матушке России,
с особливым торжеством
проходят казни еретиков: рвут ноздри,
режут языки, клеймят богоотступников.
На трибуне почётных гостей - губернатор Слюняев,
министры, думские депутаты, честные епископы
и верховный инквизитор, деспота Ксаверий Туктунов.
На катском месте - вытащенной из могилы,
ветхий гроб дедулькина kalakazo,
пред коим геронда всея Руси Афанасий
произносит патетную речь:
"Мы какое-то время чтили тебя
и даже читали твои книги,
и в том сильно заблуждались:
ты оказался богомерзким еретиком,
и посему настал и твой час расплаты!"
Дрожащей старческой рукой
геронда Афанасий подносит ко гробу
горящий факел.
Гроб вспыхивает, аки спичка,
и горит синим пламенем
под восторженные крики
трёхсоттысячной толпы...
Пиллигримство

Маразм крепчал...

"У всей Великой, Малой и Белой Руси, у всего русского мира есть духовный лидер-
это Святейший Патриарх Кирилл. Он (или указанные им люди) , а не какие то странные люди,
всякие лжестарцы и т.д., должны быть духовниками всея Руси, в особенности, ее политической элиты..."
http://kirillfrolov.livejournal.com/1244364.html?thread=9251788
Странно конечно, что главный идеолог русского Православия,
не ведает доселе того,
что духовников в России покамест не назначают - не комсомол чай -
а выбирают, как БНЕ когда-то, по велению сердца,
почему геронда Афанасий в своём ответе
голове "ассоциации православных экспертов",
как всегда неподражаем:
"Зашли, маланцы, кагалом в Русскую Церковь и хотите свои порядки в ней установить?
Не выйдет у вас, маланцев, ничего.
Вот езжай в Израиль, свою маланскую синагогу там создавай и свои порядки в ней навязывай!
"Православный" гражданин сионский! ..."
http://kirillfrolov.livejournal.com/1244364.html?thread=925178
СУПчика хочится

Сила Силыч...

Ежили я чего не путаю, первым об афонском иноке Афанасии
поведал миру в 2001-м князь Алексей Щербатов:
"В Лавре я познакомился с русскими монахами, особенно подружился с Афанасием.
О нем нужно сказать отдельно. Это очень образованный человек с глубоким знанием искусства и литературы. Обучался он в Петербурге, жил недалеко от Омска. После того, как его оставила жена, Афанасий решил уйти в монастырь и десять лет назад пришел сюда пешком из Сибири через Иерусалим, что заняло почти три года. На Афоне он, имея прекрасный русский язык, быстро овладел греческим, стал правой рукой игумена, теперь играет значительную роль благодаря хорошим контактам и в святых местах и в России. Немало русских паломников приезжает сюда именно по его приглашению. Он, я знаю, планировал вскоре перебираться в отдельную от монастыря келью, расположенную примерно в километре от Лавры...
Это человек высокодуховный, при этом хороший дипломат, весьма успешно помогавший игумену вести переговоры, в частности с русским правительством, разными православными группами других стран. Афон – место интернациональное, здесь можно встретить паломников из Канады, Австралии, Англии, группы из Рязани, Курска, Московской области, Сибири. И все стремятся побеседовать с отцом Афанасием. Мы с ним много и интересно разговаривали. На вопрос, что он думает о России, отец Афанасий ответил уверенно: “Страна должна пережить тяжелые времена, и она снова будет великой Россией”. Он патриот, и мы оба смотрим в будущее с надеждой на возвращение Православия в страну. Афанасия, по его высказываниям, можно назвать православным фундаменталистом. Он уверен, что православная церковь должна поддерживать государство, а правительство – церковь: отделение церкви от государства имело плохой результат. “Сила России в том, что она базировалась на Православии. И это правильно. Другие религии должны иметь меньше прав, их надо перестать пропагандировать”.
http://magazines.russ.ru/nj/2005/238/sher.html
Что ж, вполне яркая характеристика
для столь незаурядного подвижника.
Тогда, как мухи на мёд,
к широку раскрученному бренду
по прозванию "святый Афон"
липли и отечьего изводу,
пушившие павлиньи хвосты,
новой генерации "князья церковные",
раскормленныя на пылесосном отмыве,
да братании с - по локоть в крови - мокрушниками
и ошалело впетевшие из грязи в князи
российские олигархи,
и депутаты, с тремя сроками отсидки,
и индюками дувшиеся губернаторы,
с тремя классами образования,
и набожные "воры в законе",
и московитые "криминальные авторитеты",
про коих снимались уже мыльные сериалы.
Липли ещё и потому, что совершенно
не могли довериться "советским попам",
коих в любом советском обкоме,
как правило, крыли
ни чем иным, как только "пидар-ми".
Всем сим богомольцам от святого Афону
требовалась молитвенная защита,
духовный оберег
и "Божие благословление".
Здесь-то, в качестве помошника и покровителя,
и встречал их
словно заново воскресший,
удалой мужичёк с ноготок,
богатырь землицы русской - Сила Силыч,
по иноческому прозванию Афанасий...
Пиллигримство

Отечий младостарец...

Второе свидетельство об "Афанасии Лаврском"
принадлежит Михаилу Талалаю
и тоже удивительно превнесением в него
мифологически народного начала,
свойственного былинному эпосу и житийной литературе:
"Слава о.Афанасия на Афоне распространилась быстро – несмотря на то, что укрылся он
в самом уединенном уголке – в местности Каруля, той самой, что обрывается под
святогорским шпилем в море и где отшельники передвигаются с помощью веревок и цепей.
Одна из странных особенностей Афона – быстрое распространение новостей, и это
без радио и телефонов, не говоря уж об электронной почте, официально здесь
запрещенной Кинотом. Местное население как будто связано невидимой информационной
сетью, и важные события, происходящие, скажем, на Каруле, быстро становятся
достоянием гласности на другом конце полуострова.
Об о. Афанасии мне поведали в Пантелеимоновом монастыре.
Пришел он, будучи еще Женей, Грецию странником – как будто бы пешком из родного
Владивостока. Шел в Святую Землю, но не дошел, так как свернул на Афон. Документов нет.
Когда-нибудь попадется астиномам, и те его моментально выдворят. Где выход?
Пантелеимоновцы считали, что один: идти в русский монастырь и проситься на послушание.
Но Женя, по ведомым одному ему причинам, в Пантелеимонов монастырь идти не хотел.
Это, кажется, огорчало монахов – казалось, что владивостокский странник предпочитал
быть изгнанным, нежели просить кров в родном «Пантелеймоне».
Прошло года два, и в одно из летних посещений Святой Горы я оказался в Лавре
на панигире, престольном празднике. Такого большого скопления народа на Афоне я
прежде никогда не видел. В архондарик, за койкой, даже не было смысла обращаться –
люди раскладывали свои паломнические принадлежности прямо в монастырском дворе.
Кипели огромные котлы с рыбой.
Один монах, окруженный зеваками, почти полдня выкладывал коливо-мозаику,
с изображением св. Афанасия, которую на следующий день должны были раздать богомольцам.
Другой, чернявый молодой монах напористого вида, постоянно сновал между двором
и трапезной. Что-то неуловимое во взгляде или походке выдавало в нем земляка.
Традиционное святогорское начало: «Благословите, отец» - «Бог благословит».
Лаврский инок оказался тем самым Женей-карулиотом, за которым охотилась афонская полиция.
Беседовать, однако, было невозможно – слишком много предстояло хлопот, и мы
договорились пообщаться на следующий день.
Всю ночь шла праздничная служба, закончившаяся пиром. Огромная трапезная, конечно,
не вмещала всех пришедших, и их запускали в три очереди. Потом люди отдыхали, пытаясь
найти в греческий летний полдень тенистый уголок. Затем мы встретились с о. Афанасием.
Да, действительно, пешком шел из Владивостока. Да, нелегально пересек афонскую границу
(и не ее одну). Да, полиция ловила и поймала. Потом же началось нечто необычное.
Нелегал исповедал перед астиномами желание стать монахом. Афон – страна особенная,
и полицейские тут уважают подобные стремления. Нарушителя всевозможных земных правил
отвели по его просьбе в Лавру, игумен коей уже знал о русском отшельнике.
Отважный юноша приглянулся настоятелю, и тот взял его под свою опеку, а по прошествии
срока послушания принял в лаврскую братию. Имя новому иноку дали со значением –
в честь основателя Лавры.
Мы поговорили о разных животрепещущих материях. Отец Афанасий на экстремистской Каруле
пропитался страхами перед заговором масонов и иже с ними, и эта тревога служила
лейтмотивом его речей. Всего в мире следовало опасаться, и лучше с ним не связываться
вовсе. Признаюсь, в не терпящем возражений тоне о. Афанасия мне виделось то, что
в России сейчас называют младостарчеством.
Рассказывал о. Афанасий и о скудном и опасном карулиотском быте. Жил он в маленькой
пещерке, над самым обрывом. Лазил к себе по веревкам. Пятачок земли был совсем
крохотным, и приходилось в буквальном смысле изворачиваться, чтобы не упасть в море.
Поведал монах и одну колоритную деталь: дабы содержать в чистоте пещерку, приходилось,
будучи занятым нуждою, подвешиваться на веревке: «Висишь над морем и молишься –
Господи, не возьми меня в сей момент: ведь в чем застанешь, в том и осудишь!»
Мы смотрели в другую сторону – в бездонное элладское небо. «Где-то там радуется, -
после долгой паузы сказал инок, - ублажаемый нынче нами преподобный Афанасий,
он же мой новый покровитель, спасший меня и от полиции, и от мира».
Я поздравил бывшего сибиряка с именинами – первыми в его монашеской жизни..."
http://sibiriakov.sobspb.ru/ros_i_afon/russk_afon/10_pr.russafon.htm