April 27th, 2011

СУПчика хочится

Миссионэры-пионеры...

В ужасе курульский геронда
выбежал из первого православного дома терпимости
и, спустившись на палубу миссионэрящих,
попал не куды-нибудь, а в самую гущу
православных сатурналий.
Вкруг него в конвульсной корче дрючились
православные репперы и панки;
в камланиях извивались
православные язычники и вудисты;
колотунно дрыгались православные киллеры и хакеры;
православные урки и бандюганы
с большой дорози
соборственно служили молебствие
"На начало благого дела".
Православные мансонъеры
в круговой сцепке пели
"благодать Святаго Духа нас собра".
Православные афеисты хулили имя Божие,
но уже по-нашему, по-православному.
Православные чяйнуши
молитвенно пилили государев бюджет,
набожливо, народну копейку к копеечке
скирдуя на откатах
в собственный кармашек.
И даже бесенята, игравшия в комсомол
на их проплешинах,
тоже были православными.
А в самом центре миссионерских радений,
на стриптизёрном танцполе,
ухарски разнагишовывалось до Адамова кустюма
существо, почему-то очень похожее
на Миссионера всея Руси...
http://www.liveinternet.ru/users/kalakazo/post137136009/play...
вело

Жизнь "без креста"...

В пяти шагах от плиты без креста
из выборгского гранита
над могилой Веры Казимировны Кетлинской
оттаивает от сгорбившегося снега
крест над мощами другого
именитого советского классика,
лауреата трёх Сталинских премий -
Веры Фёдоровны Пановой.
http://www.liveinternet.ru/photo/kalakazo/post20482208/
Кетлинская и Панова - почти ровесницы века,
однако, Вера Казимировна
вступила в советскую литературу
намного раньше
и всю свою сознательную жизнь
прожила "без креста",
устраивая разносы Самуилу Маршаку
за нательный крестик у ея подчиненной:
"В те годы Тамара Григорьевна носила крест.
Однажды в редакции, когда она наклонилась,
чтобы поднять упавший на пол корректурный лист,
золотой крестик выскользнул из-за воротника блузки.
Произошло это в присутствии тогдашней руководительницы
ленинградского отделения издательства Веры Кетлинской.
У нее хватило чести, чтобы промолчать, сделать вид, что не заметила,
но в тот же вечер она поехала к Маршаку и сказала:
— Хочу надеяться, что это — семейная традиция... какая-нибудь родовая реликвия?
— Да… по-видимому, — смутился Самуил Яковлевич.
— И все-таки посоветуйте, пожалуйста, Тамаре Григорьевне креста больше не носить,
помнить, что она работает редактором издательства Центрального комитета ВЛКСМ..."
http://www.priestt.com/article/rel/religion_1823.html
Вера Панова - любимица верховного читателя страны Негодяев -
самого Иосифа Виссарионыча,
оставалась всю жизнь свою верующим человеком,
однако вот ещё одна гримаса Страха -
за 33 года своего пребывания в Ленинграде -
порог церковный так никогда и не переступившая:
"А вдруг увидят и донесут!"
И только инсульт, разбивший её в 67-м,
за семь лет до дня смерти,
понудил соделать Веру Федоровну,
разительное признание:
"Я, Панова Вера Федоровна, умерла 20 июня 1967 года,
когда меня поразил инсульт, лишивший меня возможности ходить и владеть левой рукой.
Официальная дата моей смерти будет какая-то другая,
но для себя я числю указанную дату, ибо до сих пор, вот уже более 2,5 лет,
я, несмотря на все усилия любящих близких, превосходных врачей и целой роты людей,
помогающих мне в моем бедственном существовании,
не могу без посторонней помощи ступить ни шагу,
и чувство жизни возвращается ко мне лишь в редкие минуты,
главным образом тогда, когда я нахожусь в окружении любимых мною людей.
Только эта любовь дает мне силы переносить мою отвратительную болезнь,
коею я наказана за мои грехи..."
http://funeral-spb.narod.ru/necropols/komarovo/tombs/panova/panova.html.