May 9th, 2011

Старый дед

На разрыв аорты...

В предверии белых нощей
нощной град-пир
являет главное своё украшение -
уличных музыкантов:
неведомых миру БГ,
в отличии от всей
навязшей в ушах именитой попсы,
музицирующих в град декорации,
до самых первых петухов,
ради единого токмо искусства
http://www.liveinternet.ru/photo/kalakazo/post15514202/.
По-разному умирает в артисте артист:
одни отбрасывают копытца,
будучи уже повсюдошно разэкранены,
других покидает их Муза
с первым лучиком славы
на торжищном подиуме,
третих, когда они вступают в единоросы
и починают прыгать и скакать,
соучаствуя в том жутком официозе и казенщине,
с каким повязано и празднование "дня победы":
побеждает пошлость и повсюдушный китч.
Другое дело, когда артист анонимен
и играет, и поет подчас на разрыв аорты,
и только потому, что не может не петь
http://www.liveinternet.ru/photo/kalakazo/post20246238/.
СУПчика хочится

Бог и шельма...

Брады долгополых огнепоклонников
прогнулись до самой огньвечнующей бездны,
и по исполнении ежегоденно рутинной церемонии
попа-мамонником, уже предвкушался скорой фуршетец -
с белорыбицей, черной икоркой
и добротным шотландским вискарём -
как "бездна бездну (видимо) призывает".
Не успели они было разогнуться,
как из рокочащаго урчливо
преисподняго корытца,
стали выскакивать целыми стадами
мелкие бесенята: "Попов на живодёрню!
Попов на живодёрню!", - скандировали они
во глас пустошный,
а число их каждый миг умножалось в разы:
бесенята пучились и толстели,
становясь всё более похожими на беснующего гегемона:
"А тяперича, товарищи попы, пожалуйте в ад!"