June 1st, 2011

вело

С чёрного ходу...

Перемахнув через тринадцатой перевал
на тыща тринадцатой версте,
пред взором
одинокаго велодрандулетчика
показалася сахарная головушка
Кемерскаго Олимпуса.
Велия гора хмарилася грозливо,
ниспущая от небесных к земным
очередную порцию
куцдлаватого туману.
Ветхой днями велодрандулето
тужился из последних сил,
а сам, оседлавший его
сгорбленной сиделец,
являл собою
смертную тень
широко безъизвестнаго,
в очень узких инетных кругах,
скандалиста и фрондёра,
ёру и забияку - дедулькина kalakazo:
язык неугамоннаго поскакулькина
прельпе к иссохшей гортани,
бренная плоть его,
являючи собою "кожу да кости",
двадцать два дни
скитавшаяся по пропастям земным,
коротавшая нощи по хладным вертепам
и обильственно принимавшая на себя
град, голоть и дух бурен,
изнеможе и оскуде
вплоть до самаго сору - до скверной ветошки,
носимай ненасытным понтийским хамсином.
Дух драндулето-скитальца
томился известенаю
жаждою духовнаю,
однако путь к Небесному граду
преграждал ему повсюдошно
трёхсаженный забор
из сплошного и востраго частоколу.
Где-то там, в несказанном "далёко",
должно быть и поджидал его
апостольской привратник,
со златыми ключами
от райских врат,
однако, сил доковылять до них
у ветошнаго пилигрима
совсем уже было "нетути".
Дедулько скрыпел,
что есть мочи,
также предательски скрыпливо
натужился, испущая дух,
и его немеряно восьмерящий велоспутник.
"Точно уж не доеду!" - подумалося невзначай
железнаму коню,
и туточки внезапу -
как точно то невзначай
случалося токма в матушке России -
в заборе обнаружилася
агроменная дырка: "Добро пожаловать!" -
было писано
на том "чорном входе"
и ещё более мелкоскопными буквами приписано:
"Посторонним вход строго воспрещён!"
Что деять, о недруги моя?
Убожливой ветошной сор,
истово перекрестился
щирой никониянской щепотью
и сиганул в рай
с "чорного ходу"...
Простите

Бренной живот...

Едва ввалившегося в райскую дырку,
истомлённаго хладом и зноем
дедусю kalakazo
стало покидать сознание,
и его телесе колобродить,
вот уже, видимо, в скорой
предсмертной агонии,
как тут же его
агонизурующую плоть
окружили длиннобрадатые
райские папарацци.
"Мне он нужон тольки "крупным планом"! -
кричал вечнобеременной p_alexey,
зеркалкой щёлкая
по три кадра в секунду
дёргающегося в истоме
инетнаго скандалиста:
Вот репортажик про него-то сварганим!"
Душа несчастливаго
былого попрыгулькина
созерцала уже было
свое исхождение из бренной плоти,
а вкруг него прыгали и скакали
прыткия Дододоши,
заснимаючи погибель врага своего
в онлайн режиме.
"Неужто это и впрямь
этот самый нетленной рай?" -
как с этой иступленной
и уже самой последней мыслею,
явился пред дедулькиным
хозяин горы Олимпийской,
блаженной деспота nectarius,
и, посохом разогнав глумливых супостатчиков,
милостива напоил его из горнаго источника
водицей живой...