July 6th, 2011

Пиллигримство

Палач и жертва...

Град-задник, град-бутафория,
вестимо что Суждаль,
заметно пожух и скукожился
без своего заглавно
муляжного реквизита - Казанского собору,
а сама, в местном просторечии - "Казанка" -
без своего главного актёра, митрополита Валентина Русанцова.
А ведь "Суждаль и Валентин неотделимы друг от друга,
как «Титаник» - от потопившего его айсберга,
как Иванушка Грозной - от покорённой им Казани,
как Александр Палыч - от только что,
в соседней зало,
удушённого папеньки.
Палач и его жертва завсегда ведь повенчаны
особливым браком,
спаяны навечно даже
когда отрубленая голова по помосту
скатывается в услужливо подставленную корзину,
и кровь с нея каплет
на ещё живых кровинушек..."
http://kalakazo.livejournal.com/134656.html
Нет уже в живых и тех
суждальских церковных бабуль,
кои "Валентинушку намного больше любили,
нежели вечно требнючающего и служащего отца Фёдора:
какая-то прикровенная задушевность
жила в том посиживающем
на церковном торжище
чистокровном азербайджанце,
здесь сокрывавшимся под легендой,
под что ни на есть русаксой,
фамилии Русанцов.
Да и казался он
всё одно что нашим,
по способности той
к щемящему сопережеванию и
душевному состраданию
ко всякой болести сердешнай,
и сам всегда жаждал дружбы и сопонимания.
Что-что, а никогда сквалыгою
Валентинушка не был,
сам умел готовить
и угощал преизобильно,
и денежками,
по копеечке собранными,
прещедро оделял
на широкую руку,
даже и не просивших.
Не было никогда в его натуре
типичной для духовенства русского
мелочности али – на чёрный день - скупидомства,
не был он рвачом или барыгаю
и никогда не страждал
поповским злопамятством,
но всегда любил широту и привольность.
Что-то восточное чувствовалось в его ласковости
и в его же деспотизме -
для присных он был Хозяином,
умевшим их держать на коротком поводке..."
http://kalakazo.livejournal.com/134656.html.