September 2nd, 2011

СУПчика хочится

В златой клети...

Святейший поманил Карабас Карабасыча за собою
и ввёл его в залу, похожую на златую клеть.
В преисподней тьме
столы в ней посвёркивали
сильно моднячим в шестидесято-семидесятых
чешским хрусталём
и буквально ломились
от метровых осетров и белужин,
"Столичной" водки,
армянского коньяка и
грузинского "Киндзмараули".
На самых горне-почётных местах
восседал Его Святейшество - патриарсь Сергий,
а по шуюю его руку - Евгений Тучков
и десную - Георгий Григорьевич Карпов.
То был церковенно званный приём
в честь основоположника великаго "сергианства".
Сам дедушка патриарсь выглядел умилительным бодрячком,
угощая дорогих суседей
красной икоркой на половинках куриных яиц,
и икоркой чёрной - на ополовиненных перепелинных
http://www.liveinternet.ru/photo/kalakazo/post16923364/ .
Среди гостей опознавался и Владимир Алексевич Куроедов -
фигура знаковая для церковенных цытлят начала 60-х,
коих, после проверки на вшивость
и партейно-советский патриотизм,
и поставлял рулить советской духовностию.
В качестве половых за его столованием
прислуживало два подобострастных гарсона:
деспота Шестирим и деспота Никодим.
"Отец родной!" - ринулся, припадая
к Куроедовским стопам,
карлик владыченька Барабасыч, - "Благодетелю земный.
Наставниче ты наш духовный!"