September 17th, 2011

СУПчика хочится

На свалке истории...

Могилы во единой ограде двух поповичей -
Виссариона Белинского и Николая Добролюбова,
всегда мне казались той самой
Архимедовой "точкой опоры",
при помощи каковой
и был с ног на голову
поставлен русский домострой.
Поскольку окружает их
плотное кольцо надгробных постаментов,
без креста и вообще каких-либо
христианских символов или напутствий
http://www.liveinternet.ru/photo/kalakazo/post18904015/.
Это могилы "бесов", как сфрагистким клеймом
означил их Федор Михайлович Достоевский -
профессиональных революционеров,
самых образованных и просвещённых из них -
"без царя в голове",
как и их кутейные наставники и "учителя жизни",
непреклонных афеистов и вульгарных материалистов.
При чём это могилы недругов большевизма - меньшевиков,
в революционное лихолетье,
несмотря на "заслуги",
беспощадливо выброшенных большевиками
"на свалку истории"
и поголовно выкошенных смертной косою в 1918 - 19-м,
не столько по причине нищеты и старческих недугов,
сколько от безысхода и "чёрной мглы",
сгустившейся над матушкой Россией
http://www.liveinternet.ru/photo/kalakazo/post18904022/...
СУПчика хочится

Инквизиторский лик...

В ногах у Белинского обрёл в июне 1918-го
свой "вечный покой",
кто "царство Божие" и "загробную жизнь"
почитал "нелепыми баснями", первый русский марксист -
Георгий Валентинович Плеханов
http://www.liveinternet.ru/photo/kalakazo/post18904020/
С него и берёт своё начало Волковский пантеон,
так никогда и "не отпетых" покойников,
имя коим на Литераторских "легион".
"He is made one with nature" - "Он слился с природой" -
поэзная метафора из "Адонаис" Шелли
на надгробном постаменте Георгия Валентиновича,
диссонансно контрастирует
с бюстом работы Ильи Гинцбурга:
вовсе никакого не эфирного небожителя,
а скорее всего впадшего в ступорную истому короля Лира,
коего предали и оставили умирать в одиночестве
http://www.liveinternet.ru/photo/kalakazo/post18904021/ ...
Когда-то, в лет шестнадцать, я одолел весь,
изданный в 20-х, Плехановский 24-х томник,
силясь разобраться, что же такое "настоящий марксизм",
ибо от ленинского волюнтаризма,
как и от всей здравствующей Совдепии,
меня тошнило, точно от литра касторки,
испитого натощак: "Большевизм - это не марксизм,
это - смесь бланкизма и анархо-синдикализма и,
чтобы держать массы в повиновении, нужна тирания избранных"
http://terijoki.spb.ru/history/templ.php?page=plehanov1&lang=ru.
В отличии от писаний Владимира Ильича,
заполонённых площадной бранью
и напоминающих словесный понос "на злобу дня"
средней руки параноидального ЖЖ-иста,
в трудах Плеханова присутствует
склонность к не сиюмитному "академизму"
и барственное благородство,
и уважение к недругам и оппонентам,
однако "романа" с первым русским марксистом
у меня так и не случилось:
в марксизме "с человеческим лицом",
в Плехановском препарировании,
было столь же душно, как и в тщедушном большевизме,
и лик "великого инквизитора" проступал
в его мастеровитом жонглировании
"насилием над личностью",
лишая её свободы
и низводя до ценности арифметического нуля...