October 18th, 2011

СУПчика хочится

Соборственно нерукопожатвенной...

Ксаверий Туктунов приоткрыл
малую потаённую дверь в стене
и поманил за собою дедулькина.
В потаённом зале стоял
самый обыкновенный супер-пупер компутер,
громоздясь многоэтажием вдоль всех
четырёх стен с множеством мониторов,
на коих мелькали краснорожия лица
маститых столичных попов:
"Как видите, друг мой, вроде как и ничего особеннаго,
однако, смотрите - включаю
одну лишь красненькую кнопочку!"
И, мама дорогая, имянитые попы обеих столиц
почали вдруг соборственно крыть, чем попадя,
протопопа Жоржа Митрофанова
и его распоследнюю, о плодах сергианских, книжицу.
"Ради эксперементу - продолжал, зря эту всеобщую комедь,
Его Велико Инквизиторство, - мы свершили
поголовную чипизацию всех столичных протопопов,
на что они сами добровольственно-понудительно и согласилися,
и посмотрите, каков знатный в том получается результатец":
"Я не подам антисоветчику и антисергианину своей десницы!",
"А я, завидев его, перейду улицу на противоположную панель!",
"Отец Жорж станет для нас всех соборственно нерукопожатным!" -
завопили со всех мониторов единовременно
лужёныя протопопьи глотки...
Пиллигримство

Наглядно церковное шоу...

"Ну и как Вам наше единоверное единосогласие? -
из-под сусловского виду роговых очочков
Великоинквизиторский погляд
был столь же, по-сусловски,
настороженно выжидающий, -
догадываюсь, что Вам этот цирк может быть не ндраву.
Однако же, согласитесь, в этом единодушии
и есть залог нашего всеотечьего великаго будущаго?
Молчите?! - Да только потому, что Вам нечего ответить.
Но для чистоты эксперименту,
извольте посмотреть ещё одно
наглядно церковное шоу!"
На мониторах проявились
уж больно знакомо узнаваемыя морды лица
профессуры Дряжско-Пряжской православно-духовенной академии:
как всегда кислые,
точно опосля годового недосыпу
или со столь же годавалаго перепою,
навсегда уморенно-отмороженныя.
Таковые ж были и лицы академных воспитанников:
заморенные, на головку ушибленныя
от лекций извечных усыпителей,
с расшибленными от послушальных поклонов
шишечными лбами.
Каждый из профессоров вставал,
и, именуя отца Жоржа Митрофанова
своим старым другом детства,
его нынешненею антисергианскую позицию "не одобрял"
и с ней категорически "не соглашалси":
"Паршивая овца да изыдет сейчас же
из церковного стада!"
И некто, посреди сей сонной тягомотины,
вдруг истово выкрикнул: "Аллах акбар!" -
и все академное сообщество,
точно внезапу пробудившись
от всевечна летаргичнаго сна,
столь же истово взревело:
"Аллах акбар! Аллах акбар!! Аллах акбар!!!"