November 3rd, 2011

СУПчика хочится

Сердце красавицы...

Сердце русской красавицы,
и без того всегда загадочное,
сколько уже лет
и на турецком брегу,
продолжает меня дивить
своим разборчивым тяготением
к знойным турецким вьюношам:
ведь кругом и русских мальчегов пруд пруди,
полно на Кемерском курорте
приглядывающих "с суръёзными намерениями"
и чехов, и немцев, и англичан,
однако русская блондинка,
по таинственному тяготению,
уже к ближе к нощи
непременно оказывается в жарких объятиях
турецкого прилипалы.
Из разговоров с такими дамочками
становится ясно, что матушка-Россия
успела их "достать" абсолютно всем,
вплоть до обрыдлого состояния:
и своей мерзкой погодою,
и ишаченьем, то бишь работою, "на чужого дядю",
и мужиками, кои в отечестве нашем,
по их настойчивому убеждению,
давно уже выродились
в навсегда уже "деградированное быдло":
или в качестве русского муженька,
ей попадётся подзаборная пьянь,
или равнодушная до всего, кроме футбола по телику,
диванная подушка,
или что ещё намного хуже - "маменькин сыночек":
"Ещё один большой робёнок, от какого русской женщине,
ни за что на свете, вовсе не захочется рожать детей..."
СУПчика хочится

Ты моя Балда...

Из миллиона бывших наших соотечественников,
ныне проживающих на постоянке
под сению полумесяца на красном стяге,
и, поскольку в Турецкой республике
может быть только одна нация,
по паспорту почитающихся "турками",
я имел счастие за последние годы пообщаться
с доброй сотней русскоговорящих "турчанок".
Турецкий рай не соделал никого из них счастливыми:
они также неразгибонно,
в стяжании хлебушка насущного,
ишачат на чужого, теперь уже турецкого, дядю
и практически все подряд
прошли сквозь горький опыт -
несколько лет быть женою турецкоподданного.
А начиналось всё у каждой,
конечно же, с вполне прэлестной эйфории:
всё время ласковое солнушко,
вместо российского снега с дождём
и грязного месива под ногами,
а вместо малохольно-отмороженных
русских мальчегов - липкие как мёд,
турецкие джигало,
готовые и жизнь свою отдать "за ночь с тобою",
тут же сходу предлагающие "руку и сердце",
через каждые два слова,
клянущиеся в преданности "вплоть до самого гроба",
и по аэропортном расставании
посылающие на телефон возлюбленной
по двадцать эсэмесок денно и нощно:
русские красавицы, как то доподлинно известно,
"любят не столько глазами, сколько ушами"...