November 14th, 2011

СУПчика хочится

Супротивник реформации...

Никодимовы литургические реформы
не токмо у одичалых московитов
вызывали страх и поджидание
вот уже скорых апокалипсных знамений,
но и принимались в штыки
старым - послевоенного поставления -
ленинградским духовенством.
"В штыки", конечно же, "по-поповски":
пред деспотой стелились: "На всё, владыченька,
Ваша святая воля", зато отыгрывались
на паломничающих по храмам "никодимиткам".
Особливо "праведным гневом" пыхтел
и их пачками футболил,
тогда ещё совсем "не старец",
протопоп Василий Ермаков:
"Причащаться каждую неделю?!
А ты постилась три дни пред этим?" -
"Говела, батюшка!" -
"А вечером на службе молилась?" -
"Молилась, батюшка!"
А ты последование ко причащению читала?" -
"Читала, батюшка!" -
"А акафист Сладчайшему" -
"Читала!" -
"А Божьей Матери?" -
"Чит...ала!" -
"Ах, так ты мне ещё и врёшь,
врёшь же - по глазам вижу,
ну и ступай отседова в свой Троицкий..."
Когда раба Божия приходила
на Васильеву обедню вновь,
имея дерзновение на причащение,
опрос происходил точно таким же Макаром:
"...А акафист Божьей Матерни читала? -
"Читала, батюшко!" -
"А Святой Троице? Ах, нет,
ну вот когда в следующий раз и его прочитаешь,
тогда, пожалуй, и причащайся..."
Старый дед

Мальчик Кай...

При таком враждебно-неприязном кутейном раскладе,
авве Никодимусу, в своём титаническом замахе
на церковную реформацию,
неизбезно пришлось делать ставку на "мальчиков" -
послевоенную безотцовщину,
балованных деток блокадного духовенства,
универных студиозов, коим вскорости, единственно, что светило -
это только "распределение" в тьмутакараканную глухомань
и последующий неразгибон чертёжника -
от звонка до звонка - в закрытом сверхсекретном КБ:
"В 60-х - начале 70-х,
кто только из юных оболтусов
не ошивался и не мозолил глаза
у митрополичих покоев на Обводном 17-ть,
жажда и наготуя,
и будучи готовыми на все правды и неправды,
чтобы только "попасть в случай".
Регентский класс - класс поповьих невест,
тогда ещё не был открыт,
благодаря которому, чуть опосля,
можно было жениться на какой-нибудь американке, француженке,
на крайний случай польке,
и благополучно свалить за бугор:
в тогдашнем железнозавесье - "выехать" на ПМЖ
или хотя бы быть "выездным" -
было пределом мечтаний
великого множества бурсаков.
При Никодимушке такой возможностью "попасть в случай" слыло -
это, как бы мимоходом,
попасться ему на глаза:
смазливеньких и тонкошеих он и сам первый замечал
и сам их первой и обихаживал,
поражая пунцовых юнцов
тонкостью и деликантностью прямо таки
отечьего попечения..."
http://kalakazo.livejournal.com/419119.html