November 22nd, 2011

СУПчика хочится

Осиновый кол...

Вместе с жирным крестом, поставленном на соборности,
в 90-х среди "неслыханно духовного возрождения",
церковные вершки одарили церковные низы
и новым приходским уставом,
по какому и должна устраивается приходская жизнь.
Сей шедевр бюрократного творчества анонимен,
однако, судя по кондово десакрализованному секулярному новоязу,
коим он был и прописан, об его авторах не трудно догадаться -
это всё тот же ОВЦС и его Высокопреосвященный возглавитель.
Это вторая реформа митрополита Кирилла Гундяева,
осиновым колом вбитая в русское православие,
ещё задолго до его поставления на патриарший стол.
Церковный народ так и назвал этот устав "смерть приходам":
"В Уставе РПЦ нет слов «Бог» и «человек», «Христос» и «христианин».
Это показательно, но главное не слова – в нём угас дух Христов.
Устав РПЦ обосновал авторитарность, карательную дисциплину,
беззащитность клира, бесправие прихожан и общины.
Чиновничья вертикаль, как осиновый кол, пронзила церковное Тело.
«Союз любви» превращён в полицейскую структуру,
карающую свободу, творчество и любовь к ближнему..."
http://adelgeim.livejournal.com/80365.html
Нет нужды заниматься детальным анализом этой
тайнообразующей церковной "реформы",
это всё уже соделал скабарский "стойкий оловянный солдатик"
и мой болезненной сопечальниче, отец Павел Адельгейм:
"УП воплотил идеи Рэя Бредбери из книги «451 по Фаренгейту».
«Добровольное объединение граждан»,
подменено насилием над личной свободой и никого не объединяет.
Община расколота, её члены разъединены.
В парализованном теле прихода жизнь теплится не благодаря,
а вопреки наручникам устава, сковавшим приход.
Паралич прихода ещё не смерть. Это путь к смерти..."
http://adelgeim.livejournal.com/85228.html
"Народ безмолвствует, но дышит. Как избавиться от лишнего балласта?
Это и есть болевая точка РПЦ.
Народ лишён имени христиан, права и места в храмовой жизни,
отстранён от участия в самоуправлении.
Верующие стали «чужими» в церкви, «мертвыми членами прихода».
Исключённый de jure из прихода, народ безучастно уходит из жизни Церкви..."
http://adelgeim.livejournal.com/84485.html
Простите

Точка невозврата...

Когда неции нынче - кто со страхом, а кто и с нетерпением -
ждёт-с от Его Святейшества "церковных реформ",
то остаётся их только пожалеть,
поскольку все реформы и свершились-то уже давным давно,
благодаря настойчивости Священного Синода,
где заглавным "генератором идей"
и был Его Высокопреосвященство, митрополит Смоленский Кирилл.
Именно благодаря ему и надувался столь успешливо
бренд под названием "русское православие",
сродный другим брендам
для внутреннего пользования: "советское шампанское",
коньяк "Лезгинка",
эрзац-кофий "Радуга".
Уже к концу 90-х, благодаря реформаторскому зуду
смоленского митрополита,
русская церковь и возымела
выстроенную "вертикаль власти",
возможно и ставшую образцом
для построения такой же точно "вертикали"
для "кремлёвских подсвечников".
Церковь с крепостническим домостроем,
выжиганием приходов и живой приходской жизни,
закрепощенно-побегушечным клиром,
деспотным самодурством и самоуправством,
безмолвствующим народом
и пожизненной властью кучки церковной охлократии -
это и есть плоды "неслыханно духовного возрождения"
девяносто - нулевых.
Причём "точка невозврата" давно уже в ней пройдена,
поскольку народу Божьёму ведь всё - "Божья роса";
духовенство смутировало в стадо
прихвостней Холоп Кутейкиных,
да и сами деспоты от преференций и благ крепостного права
вряд ли когда уже смогут добровольно отказаться...
СУПчика хочится

Многообразие религиозного опыта...

К девяносто - неслыханно возрожденческим
можно относиться по разному: честить их на чём свет стоит
или супротив - хвалебствовать,
подмечая многообразие религиозного опыту:
"По сприключившемуся с нами ранжиру,
можно частенько встретить в отечестве нашем
епископа-чинушу,
с суховатой металикой в голосе
и призмой вороха входящих и исходящих бумаг,
через каковые он и обозревает живую жизнь,
и по творимому количеству коих
и меряет благополучие
епархиальной жизни,
а талант истового поповства -
всегда находит в одном только умении:
по форме, каллиграфно и правильно
составлять прошения.
Попадается и старый тип епископа-барина,
какой епархию считает
даденной ему на откуп вотчинной,
какая беспременно должна холопски
пред ним прогибаться,
таскаться за чубы,
сама себя пороть на конюшне,
вилять хвостиком
в знак вечной благодарности владыке,
за то, что он только у них есть,
постоянно доиться и отстёгиваться:
попы усиленно стригут свою паству и
на прокорме содержут
стригущего их ебискупа,
а ебискупов стрижёт уже сам Святейший...
Водится у нас и тип епископа-фельфебеля,
с командным зыком,
погонами под рясою,
выстраиванием во фрунт
и убеждением, что загнанных на учениях пополошадей,
тут же, за ненадобностью,
и сдают на живодёрню.
Появился и ширящий свои ряды
тип епископа-барыги,
у какого непременно свой есть бизнес
и какой даже попадей готов сдать в дом терпимости,
чтобы и от них была бы хоть какая-то польза.
Церковну вотчинну свою
они представляют
большущим пылесосом: черным налом
утаённыя от налоговиков
денежки всасываются,
и уже очищенныя чрез,
на бумаге проводимое,
восстановление церковных руин
и уложенныя в стопочки и
перевязанныя подобающе,
в кейсах да дипломатах,
наличными
среди хозяев жизни и расходятся.
Появился нежданно и тип епископа-гопника,
втихаря подымливающего травкой,
какой временами и сам косеет
от игрищ в новостатусно ампломбство
и обалдевающе всё никак не может к нему привыкнуть.
Со сленгом и ненармотивом,
на смеси каких он не ругается,
а просто разговаривает с челядью,
ежели надобно - кулачным правом и распальцовкой,
отправленного братвой во епископы,
из-за брутальной неспособности
к стоящей работе
и патологичной склонности
к мистицизму и суицидальной малахольности.
Есть ещё и вид смеси из энтих типажей,
наподобе царской водки или пороху,
какой при 32-хзубой улыбище,
елейной скороговори: "Спаси Господи" да "Спаси тя Христос",
с первого встречного-поперечного,
непременно ещё с живого,
три шкуры сдерёт..."
http://kalakazo.livejournal.com/139047.html