December 2nd, 2011

красный нос

Из русского раю...

Весёлый игумен Афанасий Селичев,
со своими политесными талантами -
чистой воды самородок из русской провинции:
не приходилось ему ни учиться, ни живать в столицах,
никогда не бывал он и заграницей.
И ещё более парадоксально -
при своей душевной щедродарности,
взростал отрок Володя Селичев
"без папы и без мамы" -
сиротой из Петушинского району.
О папе ему ведомо только то, что был он армянином,
от этого в лике честного игумена
столь явственно отпечатлелся
Древлий Восток.


http://www.liveinternet.ru/photo/kalakazo/post20597405/.
Пестовала сиротинушку родная бабушка
(вновь преставленная раба Божия Мария),
а в шесть лет, когда честного отрока уже было не вытянуть
на огородных харчах и 25 рублях бобыльного пенсиону,
отдала его в школу-интернат.
На своё детдомовско-интернатное детство
игумен Афанасий не в обиде:
"Школа-то была хорошей!"
Учился он в одном классе
с Венедикт Венедиктовичем Ерофеевым,
немецкий язык им преподавала
мама Венички - Валентина Васильевна Зимакова,
а по выходным появлялся
суровливо насупленой тенью
и сам певец "русского рая" - Веничка старший.


http://www.liveinternet.ru/photo/kalakazo/post20597300/...
СУПчика хочится

Баллада ля бемоль мажор...

"Петушки — это место, где не умолкают птицы ни днем, ни ночью,
где ни зимой, ни летом не отцветает жасмин.
Первородный грех — может, он и был — там никого не тяготит.
Там даже у тех, кто не просыхает по неделям, взгляд бездонен и ясен…"
http://www.serann.ru/text/moskva-petushki-9669
В 1988-м, сразу по возвращении из армии
в свои родимые Петушки,
Володя Селищев на этом "стопервом километре",
первое, что соделал,
навестил свою любимую учительницу -
Валентину Васильевну Зимакову,
ту самую, воспетую в "Москва-Петушки":
"с косой от попы до затылка"
как "балладу ля бемоль мажор".
http://www.serann.ru/text/moskva-petushki-9669
Вот как про это рассказывает сам герой моей саги:
"Было всего десять утра в деревне Мышино,
где проживала идол моей школьной юности,
а уже все сельчане были поголовно пьяны:
и мужики, и кормящие грудью бабы,
и парни, и девки, и даже малолетки.
И сама Валентина Васильевна,
среди бомжацко избяного раскардаша,
валялась распатленная, простоволосая
и в стельку пьяная.
Зрелище жуткое - точно образ всеотечей непрухи
и всероссийского тупика,
так что даже в моей двадцатилетней башке
комсомольца - "убеждённого марксиста",
с хорошо промытыми мозгами,
стали происходить необратимые перемены..."


http://www.liveinternet.ru/photo/kalakazo/post20597291/...