March 2nd, 2012

СУПчика хочится

Полный неадекват...

Поскольку в отношении священника Константина Кочегарова
неоднократно, со стороны его собратьев "по ремеслу",
было брошено обвинение в "неадекватности",
хотелось бы и мне самому понять:
в чём же это самое "старец Ку-Ку" заключается?
Очевидно, в том, что на свое иерейское звание
Константин Кочегаров
не смотрел, как на вид профессиональной работы,
своего рода кустарно-коммерческого предпринимательства,
от коего и должен был бы кормиться:
"Паки, паки - гроши у кулаке!"
Возможно и в том, что в алтаре предпочитал молиться,
а не травить, как весь прочий клир, анекдоты.
Скорее всего и в том, что центром храмового служения
почитал Евхаристию,
и не желал после литургии
служить столь прибыльные для поповского курману
молебны, водосвятия, панихидки.
И ещё, по-видимому, в том, что на первое место
в иерархии ценностей
выше материальных благ
ставил "Царство Небесное",
а то и вовсе чаял для себя и своих чад
"спасения", "обожения".
А ведь это, и вправду, ни что иное как
"гордыня" и даже "прелесть бесовская".
Для любого белого священника
ссылка в монастырь к монахам "на исправление" -
это, помимо реального унижения,
оторванности от семьи,
изнурительно долгих служб,
есть ещё и лишение
всяческого материального прибытка
и для самого батюшки, и для его семейства.
Посему любой нормальный священник
старается как можно быстрее
"исправиться" и "раскаяться"
и как можно скорее выйти за ограду
сего "исправительного учереждения".
Как же поступает в таком случае
иерей Константин Кочегаров,
будучи к тому же отцом шестерых детей?
"Находясь за монастырскими стенами в уединении и тишине, обложившись святоотеческой литературой, у меня появилось достаточно времени и сил, чтобы, продолжив свое богословское самообразование, снова и снова заявить о проблеме, которая и явилась причиной Вашего решения перевести меня сюда после получения Вами серьезного письма от митрополита Илариона (Алфеева). Нерешенность этого дела до сих пор вызывает у меня беспокойство и не дает полной радости от присутствия в этой богоспасаемой обители..."
http://paterkonstantin.livejournal.com/1313.html
душе моя что спиши

Homo Romanticus...

Ежели искать аналогию моему герою
в мировой литературе,
то ближе всего к Черноголовскому Homo Romanticus
окажется образ Дон Кишота Ламанческого:
тот тоже боролся с "мировым злом",
вступая в бой с ветрянными мельницами.
Эпоха рыцарского романтизма,
породившая такие архаичные понятия
героического ряда, как "честь", "дуэль", "подвиг", "клятва", "враги", "мужество",
"умереть за отчизну", "самопожертвование", "прекрасная дама сердца",
во времена Сервантеса
подверглась значимой эрозии.
Как и девальвировался почти что
тот же самый ценностный ряд
из воинского "кодекса чести"
в эпоху канибалиского капитализма
и постсовкового цинизма.
Напомню, что иерей Константин Кочегаров -
кадровый офицер,
выученник советской школы пограничников.
Собственно, по этому архаикно-мамонтовому "уставу"
он и пытается жить, пребывая в Православной Церкви:
"В разное время я склонялся к разным предложениям
по реакции на сложившуюся ситуацию.
Каждый путь смущал какой-то половинчатостью и некрасотой.
Я чувствовал, что не так требуется поступать тому, кто знает Бога, как Отца,
кто испытал Его прощение, кто любит Его и Его Церковь..."
http://paterkonstantin.livejournal.com/1313.html
СУПчика хочится

Корпоративный интерес...

Вторую составляющую
зилотского "стояния в Истине"
иерея Константина Кочегарова
следует искать, в так называемом
"миссионерсском служении"
последних двадцати лет,
где вместо реальной
и достаточно печальной картины
церковного необустроя,
преподаётся неофитскому взгляду
матрёшечно-лубочная картина
неповреждённого "торжества Православия".
Причём современному Православию,
кое на самом-то деле ведёт своё корнеродие
всё из того же, сталинского замесу, "сергианства",
с его, в лучшем случае,
барочно-синодальным домостроем,
сочиняют родословную
от Сергия Радонежского и Андрея Рублёва.
Причём православный агипроп -
тютелька в тютельку
копирует агипроп советский,
между духовным Идеалом
и его земным воплощением
ставя жирный знак равенства.
Вот почему Дон Кишот Черноголовский
столь трепетно и пытается достучаться
до ушей современных "князей церковенных",
наделяя сих епархиальных бюрократов,
а то и просто долгополых менеджеров,
преданных одной токмо "конъюктуре",
средневеково-идеальным образом
"молитвенников", "защитников веры":
он ждал "хлеба" от сих молитвенных "учителей" и "отцов",
они же подали ему в ответ,
в первый день поста,
запретной "камушек".
Вот как пишет,
полемизируя с Дон Кишотом Черноголовским,
достопочтенный priestal:
"На самом деле их не интересует ни экуменизм,
ни чинопоследование, ни вообще что-либо сущностное в Церкви,
да и, собственно, православие и христианство.
Символ их веры - корпоративный интерес
и личный интерес в этой корпорации."
http://paterkonstantin.livejournal.com/2426.html?thread=12410#t12410