May 3rd, 2012

Простите

Руинированная обуза...

Ежели с ревностию давно уже покойного
отца Сергия Желудкова
продолжать и ныне играться
в "анонимных христиан",
то самым реальным "спасителем церковным"
окажется, возлёгший своими честными мощами
на Комаровском кладбищи,
Георгий Петрович Бутиков
Именно он, а не митрополит Никодим Ротов,
в 1969-м, когда в Смольном
тамошних партократов
осенила "гениальная" мысль -
вслед за уже снесённым Спас на Сенной
также сравнять с землёю и Спас на Крови,
являющийся помехою автомобильной развязке
в самом центре Ленинграда -
стал на пути этого Геростратова решения.
Среди музейщиков ходила даже легенда,
что когда в храм заявились сапёры,
Георгий Петрович буквально лёг
у самой храмовой двери.
Когда я спросил его об этом сам,
он ответствовал буквально следующее:
"Да, Спас на Крови уже решено было взрывать
и ложиться костьми на пути сапёров
было бы полным идиотизмом.
Просто у меня хватило решимости настоять
и эту уже, порядком руинированную обузу,
взять на баланс Иссакиевского собора
и затем 37 лет своей жизни
посвятить его реставрации,
не получая от государства
практически ни копейки..."


http://www.liveinternet.ru/photo/kalakazo/post4465094/
Простите

В сумеречных потёмках...

Послужной список церковных добродетелей
"несвятого святого" Георгия Петровича Бутикова
мог бы обессмертить имя любого
питерского архирея: на его счету два спасённых собора.
Первый, как это ни удивительно - Иссакиевский собор.
Состояние его стен на 1968-й год -
на начало "ктиторства" отставного замполита -
оказалось "плачевным": одна из стен дала велию трещину,
а сам собор, не помню уже каким углом,
уходил в асфальт чуть не на три-четыре сантиметра в год.
Стену Иссакия стяжками-растяжками срочно укрепили,
а соборный угол "заморозили"
какими-то "революционными технологиями", -
это я абсолютно всё пересказываю со слов Георгия Петровича.
В Спасе на крови - первое, чем пламенный афеист распорядился,
это - приказал выбросить часть мостовой,
залитой монаршей кровию.
Шесть лет ушло на заделку трещин, откачку из подвалов воды
и заведение под храм кессона.
Еще два года понадобилось
для полной просушки внутренних помещений.
И лишь в 1984 году в Спасе на Крови
начались реставрационные работы:
"Шестнадцать лет минуло,
как стали снимать с собора
ветхия леса,
и целое поколение
целеустремлённых и уверенных в себе
выросло, кто эти самые леса
и сплошной забор
уже и не помнит вовсе.
А ведь почти тридцать лет моей жизни,
точнее двадцать семь, пронеслись соместно
с самым тягостным видением
моего больного града:
очевидная мерзость запустения
на месте святыни,
как фиговым листом
прикрытая покоселым забором
и саркофагом из прогнившей опалубки.
Каким-то утробным чутьём
я догадывался,
что здесь-то и находится
средоточие нашего бытия -
некий центр мира,
как раз та самая пуповина,
оторвавшись когда-то от какой
мы доселе и блуждаем в
сумеречных потёмках..."
http://kalakazo.livejournal.com/75168.html


http://www.liveinternet.ru/photo/kalakazo/post17467550/