May 27th, 2012

Пиллигримство

Монархисто-султанист...

Дедулькин kalakazo на ридной для него туретчине
решил на этот раз особливо не спекулировать
на турко-папа патриотизме,
http://kalakazo.livejo urnal.com/840861.html
а "быть как все", то бишь квартировать
в тихой деревеньке
у самых Таврских гор.
Однако поточив лясы "о том о сём",
в хозяине виллы
внезапу обнаружился самый истовый султанист.
Поскакулькин, как известно, по средам, пятницам и воскресениям
бывает исключительно ортодоксальным анархистом,
а по вторникам и субботам -
самым бескомпромисным монархистом;
на дворе выстаивал истуканно
самый "тижолый понедельник",
посему и в дедусе-поскакусе,
после некоторого осмысления,
открылся русский монархисто-султанист.
Итог сего открытия оказался вполне предсказуем:
дедулькину было предложено за 15 америкоско деревянных в день
поселиться на хозяйской вилле
в 300-х метрах от моря
и забесплатно столоваться
в любом из трех его кемерских отелей...
СУПчика хочится

На турецком дне...

В отельной ресторации,
где дедулькин нынче обедает,
сотрапезничает ему типовой набор
кемерского работного люду:
любляди из Гомеля,
вышибалы из ночного клуба - 
двухметровые громилы - Аркаша и Саша,
шулера из подпольного казино,
торговцы анашой.
Дым от того зелия
стоит в отеле коромыслом -
курят сплошь все, кроме меня,
а сам поскакулькин на том самом
турецком дне
попадает в роль старца Луки...
СУПчика хочится

Хочу быть русским...

Cегодни, други моя, дедусин kalakazo выступал пред анатолийскими султан-монархистами.
Султан-поклонников преследуют в Турции
не меньше, чем адептов курдской рабочей партии,
посему и собирались они тайнообразующе
в горнем ауле, в народном кафе,
под видом игры в кости.
В чаду всё той же "самой лучшей в мире"
турецкой анаши, можно было вешать топор,
а сам поскакулькин, собрав воедино
запас турецкой мовы,
поведал честным монархистам,
про то что в матушке России - слава Аллаху -
воцарился самый натуральный
султан-тандем,
а сам государев строй у северного суседа -
самый подлинный феодализм.
Губернии отныне (про)даются для сугубого кормления.
Работная сила успешливо обращается в крепостных.
Простого обувателя, трясут аки грушу
и  устраивают на него облавы, как на лакомую дичь.
Султан-воздыхатели в удивлении цокали языками
и под конец соорганизовались в народное движение:
"Хочу быть русским!"