June 26th, 2012

Простите

Я топтал их один...

Его Святейшество в пять утра
я застал без охраны, совсем одного,
без церковных риз, каким он и есть на самом деле –
лысым, сгорбленным и махоньким лесовичком,
обряженном, по его же художному свисту,
в белый врачебной передник,
смачно забрызганный человечей кровушкой,
и с двумя электропилами в деснице и шуйце.
По лбу хирурга духовеннаго
стекали капли кроваваго поту,
а перед его волевым взором
распростирался непочатый край работы:
на десятках операционных столов,
расположенных крутящейся каруселию,
возлежали древние отечии епархии
с уже ампутированными дланями, ногами,
а то и головами,
неции из церковных телес
были вовсе рассечены надвое
и не подавали уже признаков жизни,
а духовный хирург собирался их кромсать
на всё более мелкие кусочки...
Простите

С гулькин нос...

Зеницы Главного печальника
запылали, как две мутные звездицы,
когда перед ним
на конвейерной карусели,
пододвигнувшись, предстало
бренное телесе
кормовой вотчины
Володимирских митрополитов.
Шуйцая пила Первостоятельнаго Дровосека,
дрожливо взвизгнув,
рассекла епархию на Володимирскую и Муромскую,
а десная расчетвертовала ея
ещё и на Александровскую, и Гороховецкую.
Вознесённые горе писклявые пилы,
опустившись разом,
отсекли Киржачскую, Ковровскую епархии.
А следом уже пошли плясать Топтыгина:
нарезались махонькими кусками
с гулькин нос Юрьев-Польская, Меленковская, Покровская,
Петушинская, Судожская и Гусь-Хрустальная епархии:
из едино древней –
раздраконилась нежданно
целая дюжина новых епископий...

005