August 14th, 2012

СУПчика хочится

Обкомовский мучитель...

Своим спектаклем 1980-го "Теркин - Теркин",
Петр Фоменко мучил
обкомовскую приёмную комиссию
добрых полгода:
237 вычерков из текста Александра Твардовского,
"тонких намеков на толстые обстоятельства":
"Ладно.
Смотрит - за углом -
Орган того света.
Над редакторским столом -
Надпись: "Гробгазета"."
http://lib.ru/POEZIQ/TWARDOWSKIJ/terkin2.txt
В свое детище Петр Наумович
удосужился вкрапить куски
из крамольного "Теркина на том свете".
Шесть заседаний обкомовской комиссии,
шесть переделок и значительных урезок
от "очернительного злопыхательства",
и, когда в обкомовских недрах
выпестовалось решение
феатронное дитятко спровадить на тот свет,
Петр Наумович призвал "тяжелую артилерию":
на закрытый просмотр "Теркина"
пришли Федор Абрамов и Даниил Гранин.
Абрамову спектакль "понравился",
и он даже заявил, что готов разделить
"идеологическую ответственность",
ежели, не дай Бог,
в спектакле обнаружится ещё какая
"антисоветская крамола".
Обкорнанного "Теркина" выпустили на волю,
а самого Мастера стали выдавливать из главрежей
уже с тройным усилием...
СУПчика хочится

Из нафталинового рая...

Три с половиною года, с 1977-го по 1981-й,
на брегах Невы, Петр Наумович Фоменко
прободался яко телёнок с дубом
и с совдепной маньерой -
ни в коем случае не выпускать пар
из кипящего котелка -
и с театральной системой,
как мотыля, пытавшегося его
реликвировать в нафталин.
И та и другая выпростали его из профессии,
аки инородное тело,
и, возможно, тем самым
и подписали себе смертный приговор:
и сам режим "подлежачего камушка",
и питерский театр Комедии
давно уже мертвы,
тогда как "живоносный источник" от Петра Фоменко - жив
и будет питать страждущих,
возможно, еще ни один год...