September 27th, 2012

СУПчика хочится

Понурый дилентантизм...

На первом курсе духовной академии
на новозаветных лекционариях
протопопа Георгия Тельписа
повторилось то же самое:
вместо лекции - диктант
и невозможность задавать
преподавателю недоуменные вопросы.
Только учебник, по каковому
и диктовал отец инспектор,
мне так и не удалось сыскать в библиотеке:
то был массивный шлепок скруктурализма,
с явной примесью Göttingen богословия.
По крайней мере, все, за четыре года, бурсацкие штудии
требовалось забыть
и посмотреть на Новый Завет,
очами немецкого критического богословия:
семь из тринадцати посланий апостола Павла,
писал вовсе не Павел;
Евангелия апостола Иоанна и его пислания
написали совершенно разные авторы и т.п. и т.д.
Увы и ах, почти всё
хвалёно-духовно академическое образование
было покрыто толстым слоем
сермяжно-провинциальной местечковости,
школьной мертвечины и понурого делинтантизма,
с единым из всего этого прискорбным выводом:
как не было у нас отечье православного богословия,
так нет его и доселе...
СУПчика хочится

Битва титанов...

В году 87-м я три часа отсидел
вместе со всеми "воспитанниками духовных школ"
в актовом зале на докладе отца Георгия Тельписа
на соискание звания доцента: читал он его по бумажкам,
сбивчиво, робко, не отрываясь ни на йоту от суконного текста.
"Ну, как доценство?" - на следующий день я вопросил
одного из бойких никодимовских аэромонасей. -
"Прокатили, четвертый раз Тельписа прокатили! -
не без гордости ответствовал он мне, -
а не фиг, в качестве самостоятельной работы
подсовывать ученому совету
неряшливо состряпанный плагиат!"
Примерно тогда же, протоиерей Александр Мень
представил в Ленинградскую Духовную академию
на соискание докторской
свою Библейскую энциклопедию.
Знакомился с ней и писал отзыв, протоиерей Георгий Тельпис,
и степени его ядовитого сарказма не было пределу:
"Конечно же, мы её отклонили,
поскольку один человек
столько написать и столько грамотно составить,
физически неспособен!"
СУПчика хочится

Бурная потеха...

Ежели меня вопросят: "А каким был, "паси овец пастырем" -
митрофорный протоиерей Георгий Тельпис?" -
то на него у меня нет никакого ответа.
Отец Георгий на моей памяти
никогда никого не исповедывал
и не свершил ни единой требы,
и даже никогда не предстательствовал за престолом
на Божественной литургии.
Как и все академические митрофорцы,
он её сослужил предстоятелю,
но ежели свершал её,
то только по младости,
после рукоположения в 1964-м.
В алтаре академического храма Иоанна Богослова
духовенство, по воскресным дням,
собиралось чинно, поднимаясь по винтовой "черной" лестнице.
Когда же, буквально уже на чтении третьего часа,
обнаруживалось, что отца ректора на службе не будет,
и надобно кому-то возглавить литургическое возношение,
начиналась бурная потеха:
первым, скоростно разоблачаясь и ничего не объясняя,
на черную лестницу возвращался отец инспектор.
Так же шустро покидал алтарь,
несмотря на болезные ноженьки
и сильно преклонные лета,
третий по значимости протопоп
и лагерный сиделец,
Ливерий Аркадьевич Воронов.
Затем уже наутек пускались
честные отцы архимандриты.
Служить Божественную литургию
умели только трое преподавателей:
протоиерей Иоанн Белевцев,
протопоп Стефан Дымша,
и игумен земли русской, Сергий Кузьмин.
Профессор - протоиерей Георгий Тельпис
не обладал ни сей велией премудростию,
ни столь феноменальными для сего служения познаниями.
СУПчика хочится

Девушка пела в церковном хоре...

Экзамены протопоп Георгий Тельпис
принимал всегда письмено,
очевидно опасаясь в диалоге с бурсаком
выказать свою некомпетентность.
Семинаристы, как правило, писали шпоры,
но, как приговаривал сам честной отец Георгий:
"Я сам когда-то писал,
посему у меня не спишешь!"
Во время экзамена отец инспектор
зорким гоголем хаживал меж рядами,
заглядывая семинаристам под подрясники,
а поскольку преподавал ещё и в регентском -
то барышням под юбки.
Последнее неглиже-любопытство
имело для отца-новозаветника досадное продолжение.
В 1991-м хай поднял
один из провинциальных протопопов:
он свою красну девицу-поповну,
отдал на попечение ленинградской альма-матер,
а её девичество там попортили,
и не кто-нибудь,
а пользуясь своим положением
его же бывший однокашник - Юрочка Тельпис.
При тихосапном расследовании
выяснилось, что отец Георгий
завел себе из "девушек, певших в церковном хоре",
целый гарем.
Скандал тогда поскору замяли,
лишив Жору Тельписа инспекторства
и ... часов в регентском отделении...