August 6th, 2013

Простите

Один в поле воин...

Из цикла отец Павел:
"Свой ЖЖ завёл наконец-то
ещё один близкий мне по духу,
сродственный сопечальниче
http://adelgeim.livejournal.com/.
Самый старый по хиротонии
клирик отечьего Православия
стал в инет-пустыне
одним из нас,
чтоб и нам доказать,
что и один
на церковном Куликовом поле
может быть воином.
ЖЖ отца Павла Адельгейма
вряд ли стоит открывать
любителям журнала "Фомы"
и прочего церковного гламура.
Не по ндраву придётся он и тем,
кто между духовным идеалом
и нынешней церковной жизнью
решительно ставит
жирный знак равенства:
"Ежели кому что не нравится
в нашей святой Церкви,
то и прочь валите отсюдова!"
Негромкий голосочек
стоящего уже на пороге
ухода в мир иной
одноногого и одинокого старика
вряд ли придётся по нраву
и нашему духовенству,
какое отец Павел
честным образом
прямо в глаза
припечатал "попугаями".
Нравы отечей поповки
всегда отдавали душком
холуйского затрапеза.
В церковной истории
образом поповки
была и конюшня,
на какой кутейных холопьев
нещадно пороли,
и людская, где их
самодурственно тягали за чубы
и псарня, где по собачьи преданной клир
временами пинавший их
деспотный сапожек
благодарственно ещё и облизывал.
Растеряевы нравы
сегодняшней
поповской улицы
скорее всего напоминают
обычаи, заведённыя на зоне.
Ускнул церковный пахан: "Ату его!",
и поповская волчья стая,
угодливо прогибась,
услужливо бросилась,
отца Павла докусывать,
дорывать на части..."
http://kalakazo.livejournal.com/461348.html
Простите

Вместо некролога...

Из цикла отец Павел:
"И нет уже для меня ничего удивительного,
что самыя тижёлыя каменья
в огород протоиерея Павла Адельгейма
летят со стороны именно этого
младого и незнакомого поповского племени:
http://kalakazo.livejournal.com/468573.html
как тот осмелился и посмел
выносить сор из церковной избы?
Разве не всякий, переступающий
церковный порог, негласно понимает,
что это и есть самое
страшное и позорное преступление,
коим может себя только запятнать клирик?
Всё церковному человеку в нынешние времена
возможно и простительно:
и святататство,
и алтарная клептомания,
и казнокрадство,
и симония,
беспробуденное и запойное пианство
и любой вид содомии,
младостарческое ломание через колено
жизненных судеб
и психотронное зомбирование,
но только не этот,
равносильный церковной измене и предательству,
Июдин грех.
Даже, если нравы в церковной поповке,
как на лагерной зоне,
и тебя на ней позорищно линчуют
или временами устраивают темную -
по-молчалински молчи и смиряйся,
вбивая кляп в свой измученный рот.
А при внешних - непременно ещё и пляши:
"Всё хорошо, прекрасная маркиза..."
Простить отцу Павлу, конечно же,
прежде всего, не могут
апологию архимандрита Зинона
и то, что в ней он осмелился оспорить
каноническую безграмотность тех,
кто под архирейский произвол и
махание деспотной дубиною
наспех надёргал из церковных правил
нужных законов: ведь закон у нас, что дышло.
Где каждое слово дышет горечью за
лагерно церковный беспредел...
Впервыя, и всего лишь единственный раз
за все годы новейшей церковной истории,
один священник заступился за другого,
показав пример братской любви,
и это ему вменилось в тягчайшее преступление..."
http://kalakazo.livejournal.com/468777.html
Простите

В предЪапокалипсной стуже...

Из цикла отец Павел:
"Сагою про опального протопопа
я уже несколько утомил
и без того
всего нескольких своих (по)читателей.
И мне порою грустно становится,
когда самые преданныя из них
мне возражают:
"Да отец Павел сам же во всём виноват,
что его жалеть-то?!
Знал же - куда шёл,
и надобно было играть по
тамошним правилам!"
Да, каждый из нас выбирает
свою собственную жизненную судьбу:
и почти все в ней
к предЪапокалипсной стуже на дворе
конформистки прилаживаются
и одеваются в свинячие шкуры.
И есть всего лишь единицы,
кто на этом постмодерном злючем морозе,
вопреки здравому смыслу
и чувству самосохранения,
готовы замёрзнуть.
И меня судьба, предающих вот так себя
показательному самосожжению,
стойких оловянных солдатиков
волнует не столько,
сколько судьба тех,
кто ради хлеба куса
и страха ради иудейска
шарахается от протопопа Павла Адельгейма,
как от прокажённого.
Словно деспотный пахан
на церковной зоне сказал: "Ату его!",
и все попашохи мигом разбежались.
И ведомо ли Вам, дорогие мои,
что значит жить в маленьком провинциальном городке,
подвергаясь уже многолетнему
поповскому остракизму и бойкоту?
"Да у него всё есть, он и семейный бизнес
успешно делает на благотворительности!" -
А стоит ли столь крохоборно заглядывать в чужой карман?
И если протоиерей Павел Адельгейм был бы вором,
его деспотным гонителям ничего бы не стоило
это бы запросто доказать.
"Да он же ведь и не в запрете,
и остался на приходе вторым,
и может продолжать служить!" -
А Вам хоть изнутри двора церковного
ведом горькослёзный хлебушек
викарного священника,
где форм его унижения
и ежедневенного растаптывания
его человеческого достоинства
от отца настоятеля -
хотя бы одним елейным интонированием
"Спаси Господи" -
может быть невообразимое количество?
И ведом ли Вам, дорогие мои,
тот замогильный хлад,
когда и сама алтарная жизнь,
с "Христос посреди нас!",
превращается в род пыточной?
Тем более, ежели новый настоятель
Вами же созданный приход
находит по-садистки потребным,
на Ваших же глазах,
корёжить, калечить и уничтожать:
"У уРодины был робёночек,
а потом его разом и не стало..."
http://kalakazo.livejournal.com/470342.html