September 16th, 2013

Простите

Казачья вольница...

Самый первый и основополагающий принцип
церковного устроительства,
который завещал плененной русской церковности,
до конца своих дней остававшийся верным
деноминации митрополита Сергия Страгородского,
парижанин Николай Александрович Бердяев,
был ея принципиальный антисервилизм:
"Ваши радости" - радости и ликования богоборного кесаря
не могут быть радостями земной церкви.
Любое государство, с точки зрения Николая Бердяева,
даже самое демократно-буржуазное,
выстроенное на основах "общечеловеческих ценностей",
пленено антихристовым духом
и враждебно духу Христову,
посему и связь Церкви с государевым оком
должна быть минимальна.
В 1990-м, ещё до развала СССР, РПЦ
вдруг и обрела эту неслыханно невиданную свободу:
без уполномоченного, без ссыскного из Большого Дома,
пригляда и присмотру,
впервые за всю свою тысячелетнюю историю
оказалась наделенной такой "казачьей вольницей",
каковую не имела ни при удельных князьках,
ни при московитых кесарях.
Мне хорошо запомнился тогда
и тот в советской Церкви
"дух захватывающий" вольной волюшки
и полную растерянность ея главного кормчего,
токмо что избранного в Главпечи, Алексия Ридигера:
"И что нам с этой "свободой воли" деять
и куды же с нею бечь?"
Простите

Несвоевременные думы...

Книга священника Филиппа Парфёнова
"Торжество и нищета православия"
запоздала с выходом,
как минимум на лет двадцать,
поэтому и не будет никем и никак замечена.
Появись она в начале 90-х,
от неё был бы тот же набатный резонанс,
что и от "размышлений о Церкви"
Александра Борисова "Побелевшие нивы".
Однако за эти два десятилетия
с нашей церковностью
многое, что произошло:
сама русская Церковь
аки Буриданова ослица,
малость помаявшись на перепутке дорог,
выбрала не свободу,
а чечевично-государеву похлёбку.
Вчерашние ревнители свободы
мутировали в ревностных строителей
православной империи.
Духовенство покорливо смирилось
с барским произволом
и холопским званием.
А сам церковный гегемон
замер в тихо квакающем болотце.
Как точно подметил ioann_vasilisk,
молвить нынче в церковных стенах
о "царственном священстве",
об участии лаиков в церковном управлении,
о клерикализме и долгополой охлократии,
о границах Церкви, о соборности,
о наследии Пом. Собора 1917-18 гг,
о сергианстве - все одно, что в доме повешанного
говорить о веревке...
http://kalakazo.livejournal.com/1185955.html?thread=16694435#t16694435