December 5th, 2013

Простите

На брегу святого Ганга....

Достоблаженною четою Николаем и Еленой Рерих
протоптанную тропу на брег святого Ганга,
на моей памяти в 70-х,
миновать не представлялось возможным.
Самиздатные на папиросной бумаге
тома Блаватской, Рерихов,
переводного Вивекананды,
талмуды по агни-йоге
ходили по рукам тогдашних "романтиков духа"
какими-то кипами и буквально завалами.
После институтских штудий убожливых "истмата" и "диамата",
в "восточный путь" вчерашние афеисты
проваливались без остатку
вместе с буйной головушкой.
Для кого-то это было началом пути
и дальнейшим для себя
открытием отечьего православия,
для кого-то, наоборот, полным отторжением и разрывом
с чем-либо духовно русским и даже европейским.
Крышу на почве открытия "третьего глазу"
сносило у нецих моих знакомцев основательно,
и, навещая сих "небожителей" где-нибудь в дурке,
я заставал их почти уже
в личностном развоплощении.
Характерная черта - этой же самой литературой
зачитывалось и православное духовенство,
тайнообразующе соединяя воедино два пути.
В память врезался мне и дивный диалог середины 80-х,
в гостях у ленинградского старца, протопопа Василия Лесняка.
Старец Василий служил на городских выселках,
в церкви Спаса Нерукотворного на Шуваловском кладбище,
и тайнообразующе занимался отчиткою, экзорцизмом
и, более того, был страстным любителем как оккультной литературы,
так и самих оккультных практик.
Как бойцовый петушок я наскакивал на отца Василия,
пытаясь доказать, что "свет с Востока"
несёт дух велиаровой гордыни и прелести духовной.
Но здесь в диалог вступил духовное чадо старца, отец Димитрий Абарцумов:
"Все, что не против нас - то за нас!"
Простите

Паки и паки...

Православное духовенство в матушке России
послевоенного призыву
на девять-десятых состояло
из "дуже хитрых людын" - выходцев из Захидной Вкраины
или, как они сами себя кликали, из "Бандеры" или "Петлюры".
Вчерашние униаты, они про себя на Великом входе
поминали Папу и отличались
весьма предивным "православием",
так называемого коммерческого ранжиру,
суть коего выражалась в двух кутейных поговорках:
"Паки и паки - гроши у кулаке" и
"Попу трэба тильки две книжки - трэбна и ощадна!"
Мнозии из них отличались особливой набожностью,
например, не читали Ветхого Завету,
из убеждения, что дочитавший его до пророков
непременно сойдет с ума.
В первую неделю Великого поста
"бандеровцы" сидели токмо на воде и укрухе хлебушка,
перед причастием никогда не чистили зубы,
зато яко гарнии хлопцы, тайные молитвы святой "обедни"
вычитывали на часах,
литургию Василия Великого оттараторивая за 20-25 минут.
А при поясничном простреле,
сплошь как один,
ходили лечиться к "бабкам" - заговорами
и отворотными "от сглазу" молитовками...