December 23rd, 2014

Простите

Большой крест – большая вера...

kX0LJC3KsAk

фото отсюда:
http://vk.com/voltazar?z=photo43954631_349552825%2Falbum43954631_00%2Frev

"Три типажа современного поповства - как на картине. Справа молодой и стриженый, модернист. Слева заплывшие глазки, пузо и бородень работодателя Балды. А по центру - редкий, но не переводящийся на Руси тип попа-психопата. Киотный крест на якорной цепи гнёт выю исступлённого робинзона Конюхова..."
http://roman-i-darija.livejournal.com/96566.html

P.S. Не совсем согласен с добрыми моими друзьями:
протопоп из Запорожской епархии, Федор Филиппович Конюхов это не поп-психопат,
а мировой бренд во всем своем сермяжно-архаикном и юродном прикиде:
маленькая вера – махонький крестик, большая вера – и крест агроменный.
Таковаго отца Хведора не стыдно и к захидным басурманам отправить
русскую веру и русский мир проповедывать...

...
Простите

О бедной епархии замолвите слово...

Возвращаясь к истории злонесчастной Костомукшской епархии,
хотелось бы поведать о ней,
как лицезреют ея непосредственные свидетели и очевидцы.
Историю сию я уже слышал несколько раз
от разных инкогнито-респондентов,
с разиственными обертонами, но совсем с единою интонацией.
Итак, все началось с того, что где-то в феврале 2013-го
тогда еще архиепископа Мануила дожали
до "написания добровольного прошения" о делении епархии.
Местных кандидатов в честные ебискупы
у Мануилуишки не сыскалося – монаси то ли совсем еще зеленые и без царя в голове,
то ли с велием служебным опытом и ответною любовию народною,
но без ученых степеней и академиев.
Вот и предложил управделами патриархии Варсонофьюшка Судаков
своего наперсного любимца и протеже –
некоего честного игумна Игнатия...
И когда стало известно, что это тот самый
приснопоминаемый "анаксиос", коего в Карелии помнят хорошо,
так как много кто из тамошних попа-лошадушек
проходили курс молодого попа
в питерской бурсе,
напряглись и не знали, что ждать и куды от той напасти бечь.
В интернетах Игнатий просил у всех прощения
и предлагал не вспоминать старое,
поскольку 13 минувших с той поры лет
ушло у него на осознание тех вин
и, благодаря покаянному умонастроению,
на велию перемену сознания.
И многие из попа-лошадушек,
кого Игнатиус в бытность семинарским швондером
стращал люто и как блошек прижимал к ноготку,
сему блазнению поверили как малые дети:
Игнатия Тарасова действительно ждали на Севере,
искренне надеясь на перемены духовные,
на отцовскую и пастырскую заботу о нищетных кемских приходах.
Пожаловал в свои владения Игнатий заранее,
еще будучи честным игумном приехав на обозрение
даруемой ему вотчины.
Его принимали с щирой любовию, потчевали дорогим коньяком,
и вот тут почался для мнозих новый Юрьев день.
В первую же встречу на одном приходе
Игнатиус в овечьей шкуре продержался не более часа.
И, совершенно не зная священника,
тут же среди щедрого застолия
промолвил, что поповского беспределу
ему терпеть нет никакой мочи
и что "скоро везде будет порядок"!
Церковное-сарафанное радио
весть про овцу, обнажившуюся вдруг в волчьем оскале,
разнесло со скоростью набегающей бури.
И еще до его епископской хиротонии
треть кемского клиру,
пав в нози пред Мануиловыми очами,
переметнулись под омофор петрозаводского митрополитуса:
"видим, яко зима хощет быти; сердце озябло, и ноги задрожали"...