January 25th, 2015

Простите

В золотом фофудье...

Мнозии уже успели посмотреть тайнообразующе
и совершенно незаконно
фильм Андрея Звягинцева "Левиафан",
а дедулькин kalakazo
успел и обзавестись полной версией
литературного сценария сего достославного фильма,
в том числе и того, что в окончательную версию "Левиафана" не вошло.
Итак, ежили не возбранит мне достопочтенный автор сего сценария Олег Негин,
наберусь смелости процитировать некоторые самые спорные из его авторского текста фрагменты.
И в первую очередь (якобы антицерковенно-антиклерикальной) конец
сего сценария и фильма:

"ЛЕВИАФАН
литературный киносценарий полнометражного художественного фильма

ХРАМ-НОВОСТРОЙ. ДЕНЬ
В белёном, не расписанном ещё храме много народу. Здесь и ВАДИМ СЕРГЕИЧ с женой и сыном (6-9 лет), и судья ТАРАСОВА, и прокурор ГОРЮНОВА, и начальник полиции ТКАЧУК (в парадной форме) — все с семьями, как и другие официальные лица (видимо, из области, а то и повыше: ГУБЕРНАТОР, депутаты Законодательного собрания…). Здесь и охранник, и водитель ВАДИМ СЕРГЕИЧА, и простые люди — в основном, старушки, — и священники, и матушки-монахини в праздничном облачении…

Стоя спиной к новому алтарю, лицом — к народу, АРХИЕРЕЙ (в белой шапке и сверкающей золотом фофудье), торжественно обращается к собравшимся (справа-слева от него на расстоянии 2-3 метров стоят два служки).

АРХИЕРЕЙ
Дорогие соплеменники и земляки! Драгоценная наша российская власть! Её законодатели и исполнители, которые сегодня собрались здесь, в этом месте, по необычному случаю! Вообще-то, мы с вами пока ещё, наверно, и не осознаём, что происходит. А происходит то, что мы с вами возвращаем душу народу.
Святому Благоверному Великому князю Александру Невскому принадлежат удивительные слова: не в силе Бог, а в правде. И действительно, не силой, а любовью, не хитростью, а Премудростью Божьей, не злобой и ненавистью, а дерзновением совершались многочисленные победы над врагами Веры и Отечества. Но самое главное для нашего дня состоит в том, чтобы мы никогда не изменяли Православию и говорили правду. Правда — это достояние Божье. Правда — это то, что отражает действительность, не искажая её. Но обладать правдой может лишь тот, кто обладает Истиной. А Истина — это сам Христос. Поэтому, когда апостол Павел говорит: «уже не я живу, а живёт во мне Христос», он говорит о том, что, если человек вмещает в себя Христа, то есть начинает мыслить, как Христос, начинает видеть, как Христос, чувствовать, наконец, действовать, как Господь заповедал нам, то в этом случае человек становится обладателем правды. То есть он может рассмотреть в происходящих событиях истинное их предназначение и рассмотреть, что есть добро, а что есть зло. Вот в этом и есть предназначение правды. Collapse )
Простите

Всякая власть от Бога...

Еще две сатирические кутейные сцены с архиреем
и одна с попом, отцом Василием,
из сценария Олега Негина
для фильма Андрея Звягинцева "Левиафан":


РЕСТОРАН «ТРАПЕЗНАЯ». ДЕНЬ
Ресторан при монастыре. Просторный зал с иконой в углу. Интерьер травлёного дерева — столы, скамьи, стулья, стены, пол, потолок, оконные рамы, изразцы — всё основательно, просто, кондово; на столах белые скатерти, на окнах белёсые воздушные занавески.

За одним из столов сидят двое (единственные посетители в ресторане): священник в простой черной рясе и ВАДИМ СЕРГЕИЧ, на нём дорогой костюм, белая рубашка, галстук, на лацкане пиджака значок Единороса, — они трапезничают: водка в графине (полграфина), соления, фаршированный гречкой поросёнок на блюде, обложенный порезанными овощами…

АРХИЕРЕЙ
Ну, что ты, Вадим, как ни приедешь, всё выборы да выборы? Ещё год впереди.

ВАДИМ СЕРГЕИЧ
Готовь сани летом.

АРХИЕРЕЙ
Ты об уделе мирском-то думай, думай, всё правильно, но и о Царствии Небесном не забывай.

ВАДИМ СЕРГЕИЧ
Так ведь я…

АРХИЕРЕЙ
Знаю, знаю, жертвуешь ты щедро, вот и сегодня не просто так ведь в область приехал, даль такая. Ещё раз тебе говорю, не волнуйся ты. Всякая власть от Бога. Пока Богу угодно, тебе беспокоиться не о чем.

ВАДИМ СЕРГЕИЧ
А угодно ему?

Священник хмурится.

ВАДИМ СЕРГЕИЧ
Кого ж ещё спросить, владыко, как не тебя?

ВАДИМ СЕРГЕИЧ берёт графин наливает батюшке и себе по полной.

АРХИЕРЕЙ
Угодно-угодно. Ты закусывай.

Они чокаются и выпивают (АРХИЕРЕЙ едва отпивает).

В этот момент в дверях трапезной появляется согбенная СТАРУШКА в платке и с клюшкой. Найдя подслеповатыми глазами священника она опрометью бросается к нему, падает пред ним ниц, вцепляется в рясу.

СТАРУШКА
Батюшка архиерей, владыко, благослови!

АРХИЕРЕЙ
(беспомощно оглядывается по сторонам)
Господи, да кто ж её пустил-то сюда! Collapse )