April 12th, 2015

Простите

О бедной затворнице замолвите слово...

В день светлого Христова Воскресения и дня Христовой Пасхи
мне бы хотелось помянуть
затворницу по неволе града Петрова
Елену Вениаминовну Баснер.
Елена уже более чем год пребывает под "домашним арестом",
хотя то, что она сидит не в СИЗО среди тюремной гопоты,
а пребывает у себя дома - заслуга ее судебного преследователя,
знаменитого петербургского коллекционера Андрея Васильева.
Андрей Васильев, сам по делу Мейлаха
отсидевший полгода в Крестах,
такого (зло)счастия не пожелал бы самым его одиозным недругам.
Папенька Елены - Вениамин Ефимович Баснер,
о своей доченьке всегда отзывался с восхищением:
мало что по профессии она искусствовед,
что работает не где-нибудь, а в самом в Русском музее(!)
"Она и на компьютере - великий дока!"
Впереди у Елены Вениаминовны, до вынесения судебного решения,
еще несколько месяцев пребывания под домашним арестом.
И именно тогда, когда за окошком поют райские пташки
и распускаются клейкие листочки...
Простите

Еще раз к вопросу о "музейной мафии"...

Дело Елены Баснер - эксперта и оценщика
в области изобразительного искусства
с мировым именем,
для культурной столицы матушки России несусветное.
Люди "такого круга" и с такими фамилиями
должны пребывать вне всяческих подозрений.
О том, что сидеть на скамье подсудимых и отдуваться одна за всех
должна самая крайняя, а именно, дочь знаменитого советского композитора,
я уже поминал ранее:
"1) Появление в матушке России
новой генерации барышников,
а вместе с ней и "коллекционеров"
без какого-либо эстетического воспитания, вкуса и стиля,
но с немеренными "бабками",
породило, благодаря их спросу,
такое количество подделок
под ставшее вдруг модным "русское искусство",
что ходят упорные слухи
о так называемой "музейной мафии",
якобы поставившей на конвейерный поток
изготовление фальсификата весьма высокого уровня.

2) Речь идет не о кустарях-одиночках,
а о преступном сговоре оценщиков, реставраторов,
научных сотрудников и хранителей коллекций
двух ведущих музеев Петербурга - Русского и Эрмитажа,
заполонивших своими "точными копиями" и муляжами
и мировой антикварный рынок "не для бедных",
и личные коллекции русских олигархов,
с оборотом в добрый миллиард евро."
http://kalakazo.livejournal.com/1274861.html

А вот какие подробности о том осуществляла ли Елена Баснер
"мошеничество в особо крупном размере"
в одиночку или в сговоре с другими светочами Русского музея,
извещает достопочтенный yura_sh:

"Был на суде. И сегодня, по-моему, прозвучали почти сенсационные подробности.
Свидетельские показания давала Юлия Солонович, хранительница отдела рисунка Русского Музея.
В 2009 г. музей начал подготовку выставки Бориса Григорьева. Перед этим работы, предполагаемые к показу, осматривают на предмет необходимости реставрации. Подлинная картина Григорьева в апреле 2009 года была ею осмотрена и отправлена в отдел технологических экспертиз. Там картина была сфотографирована сотрудниками отдела, не по ее инициативе, но с ее согласия. На следующий день Солонович вновь видела картину. Когда составлялся список работ подлежащих экспонированию/реставрации.
А дальше начинается самое интересное. В июле того же года ее приглашает Баснер (они приятельствуют) зайти к себе домой посмотреть на замечательную картину Григорьева (подделку, как мы теперь знаем).
Солонович заходит, фотографируется с картиной. Фотографии обнаружены при обыске на кромпьютере Баснер, в противном случае всего этого сюжета мы бы и не узнали, думаю. Работа Солонович нравится, но никаких определенных выводов она не делает. И при этом НЕ ВСПОМИНАЕТ о вещи из РМ. И не интересуется провенансом осмотренной. При том, что музей готовит выставку Григорьева.
Чуть ли не на следующий дней картина продается Васильеву (это я уже от себя добавляю).Collapse )