June 26th, 2015

Простите

Жизнь продолжается...

На самом въезде в Сосновый Бор,
в алом домике в три оконца - "доме друга",
дачничает этим летом семейство Якубовских.
Полина, в девичестве Веретенова,
возит в колясочке годовалую дочку,
а сам Ярослав Якубовский всего в нескольких верстах от Благого места
по-прежнему работает на эскаваторе,
водит трактор
и в качестве садового дизайнера
подвизается в облюбованном им "райском уголке".
После ухода из церковных стен
жизнь байкеро-игумена продолжает течь
в размеренно мирском и уже совсем внецерковном обустрое,
где по прошлому никто не плачет,
да и сама чета молодоженов
не нуждается в чьей-либо жалости...Collapse )
Простите

Паки об отце Сергии Желудкове и его "анонимном христианстве".....

Ныне римский по месту учебы католический патер alexander_konev,
и надеюсь вскорости доктор богословия,
один из самых в матушке России,
скурпулезных знатоков католического богословия прошлого века,
с моей подачи заинтересовался творчеством
священника-диссидента Сергия Желудкова,
и вот его пространный вердикт:

alexander_konev:"Тот, кто интересуется историей Русской Православной Церкви XX века, нередко находит в интернете ссылки на работы Сергея Алексеевича Желудкова (1909–1984), священника и правозащитника, талантливого церковного писателя. Ещё чаще приходится слышать упоминания о нём, причём не всегда в одобрительном контексте.

Я заинтересовался им потому, что о нём иногда говорят как о популяризаторе идей Карла Ранера. Однако, после того, как я прочитал книгу о. Сергия, «Почему и я — христианин» (название, явственно полемизирующее с известной работой Бертрана Рассела «Почему я не христианин») и небольшую статью «Церковь доброй воли или христианство для всех», мне стало понятно, что о. Сергий не был знаком с трудами Ранера. Забавно, что о Ранере, равно как и об «анонимном христианстве», Желудков узнал из антикатолической брошюры С. Маркевича «Тайные недуги католицизма», изданной в Москве в 1967 году. Тем не менее, даже одного этого выражения — «анонимное христианство» — о. Сергию хватило для того, чтобы принять фразу в качестве боевого лозунга, выражающего суть его собственной богословской мысли.
Желудков был талантливый религиозный мыслитель, с честным и пытливым умом. По природному таланту он мог бы стать ярким богословом, если бы получил более систематическое богословское образование. Но его систематической обучение свелось к двухлетнему периоду посещения лекций в Ленинградской Духовной Академии в конце 20-х годов, и затем ещё пару лет он учился в Ленинградской семинарии в начале 50-х, когда уже был священником.
Нетрудно понять, что такое образование, мягко говоря, не соответствовало  современному уровню развития богословия, и о. Сергию, как и многим русским религиозным мыслителям, пришлось компенсировать пробелы путём самообразования. Collapse )