December 23rd, 2015

перед заходом солнца

Исповедь конформиста...

Интервью Сергея Чапнина после своего недобровольного исхода
можно прочитать здесь: http://www.colta.ru/articles/media/9668

Сергей Чапнин: "Журнал Московской патриархии — это описание церковных практик и опыта церковной жизни в современном мире. Адресован он прежде всего духовенству и активным мирянам."

kalakazo: "Журнал Московской патриархии - это чистой воды Его Высочество Симулякр, к "опыту церковной жизни" никогда никакого отношения не имевший, журнал для начальства, созданный на единую токмо потребу - активно созидать культ личности православного понтифика.
В годы Брежневского застою его прозвали "Жалкими мыслями Питирима". Духовенство в нем просматривало картинки, но, чтобы читать перлы "красного богословия" про то, что Боговоплощение полностью реализовалось на Земле только после Великой Октябрьской революции - это надобно было совсем сбрендить! Распределяли ЖМП по приходам в добровольно-принудительном порядке, в качестве "нагрузки". И после этого пылился он на церковных чердаках целыми кипами, поскольку распродать его "активным мирянам" не удавалось даже по его себестоимости.

Сергей Чапнин: "Но признаюсь честно: сегодня журнал снова пребывает в концептуальном кризисе."

kalakazo: "А когда сей изначально мертворожденный робенок не пребывал “в концептуальном кризисе?”". Может, мне кто-то из моих читателей подскажет?

Сергей Чапнин: "Еще я закрыл бумажную версию официальной газеты «Церковный вестник» (выходила с 1989 по 2012 г., сейчас онлайн-издание.

kalakazo: "И правильно сделал, покажите мне хоть одного попа, читающего «Церковный вестник»?!

Сергей Чапнин: "Патриарх Кирилл поручил мне реорганизовать журнал и в целом согласился с моей концепцией. Мы ее подробно обсуждали в 2010 году. Если кратко, то главное в ней — это появление, помимо официальной, и неофициальной части. В неофициальной возможны дискуссионные темы, личные мнения и оценки. И я должен сказать, что это не мое изобретение. Такими были издания периода расцвета церковной журналистики в последней трети XIX века. У некоторых из них была даже раздельная нумерация страниц для официальной и неофициальной частей. Я был очень рад, что эти традиции церковной журналистики удалось возродить. К сожалению, всего на несколько лет. Постепенно круг тем стал сужаться, дискуссионные материалы были признаны нежелательными, а митрополит Иларион (Алфеев) стал превращаться из председателя редакционного совета в цензора журнала, а затем добавился еще один цензор — протоиерей Олег Корытко, начальник патриаршей референтуры.

kalakazo: "Кто бы мне рассказал, за какие же это “несколько лет” ЖМоП можно читать и даже перечитывать с интересом и духовной пользой??

Сергей Чапнин: "А в последнее время руководство издательства в своих разговорах стало намекать, что в сложившейся обстановке лучше совсем не высовываться и потихоньку мигрировать в сторону журнала типа «Северная Корея сегодня». Не могу сказать, что для меня такой вектор развития выглядел привлекательно."

kalakazo: "А разве раньше внутри церковной Системы было как-то иначе?"

Сергей Чапнин: "В последние годы в России прямо на наших глазах умирает журналистика. Смерть церковной журналистики — яркая тому иллюстрация. И здесь я пессимист — причин для возрождения пока нет."

kalakazo: "Опять таки вопрос к залу: “Когда и при каких патриархах у нас была живая церковная журналистика?”".

Сергей Чапнин: "Да, митрополит Иларион (Алфеев. — Ред.) несколько раз писал мне письма и предупреждал, что мои высказывания «расходятся с официальной позицией РПЦ». Но это не расхождение по вероучительным или богословским вопросам. Это попытка принудить всех сотрудников патриархии исповедовать некую единую «православную идеологию», придуманную в последние пять-семь лет. На мой взгляд, к православию эта идеология не имеет никакого отношения. И как-то очень некрасиво, что ее прикрывают словами про «официальную позицию» Церкви.

kalakazo: "Вопрос к знатокам: “Когда и при каких понтификах в Чистом и в кабинетах Данилова монастыря существовало право на "разномыслие?”".

Сергей Чапнин: "После моего выступления на богословском факультете Гейдельбергского университета патриарх Кирилл запретил мне выступать на международных конференциях без предварительного согласия митрополита Илариона. А последний отказывался давать свое согласие. Так в 2015 году я стал практически «невыездным». Словом, пахнуло чем-то советским… Это неприятный запах, и очень жаль, что он исходил от церковных иерархов."
http://www.colta.ru/articles/media/9668

kalakazo: "Сия исповедь конформиста никакого, хотя бы малейшего, сочувствия не вызывает. Наивным Сергея Валерьевича не назовешь, дураком тоже. Сей представитель “второй древней" не только обманывался сам, но и обманывал других, да и сейчас правдивыми или хотя бы честными его лукавые глаголы никак не назовешь...”".
Простите

Вести из Костомукшской епархии

Иеромонах Иларион Резниченко
запрещен епископом Анаксиосом в служении.

Запретный указ ему выдан почти одновременно
с отправленными в его адрес угрозами физической расправы:

Петиция Его Святейшеству, Кириллу Гундяеву...

Еще одно слезное обращение к Его Святейшеству
из геростратно-разоренной и злонесчастной Костомукшской епархии:


"Ваше Святейшество!

Обращаются к Вам прихожане Троицкого храма г. Сегежи Костомукшской епархии Русской Православной Церкви. Два года, с момента основания, епархией управляет епископ Игнатий (Тарасов). Мы хотели бы Вам кратко рассказать о том, что за эти два года наш приход не расцвел, не остановился на одной ступени, а просто деградировал, благодаря усилиям, как ни странно, самого владыки. Но печально и то, что так происходит повсеместно в епархии, в каждом приходе.Collapse )